Договор сайт лебедевой

Договор на создание сайта — шаблон студии Лебедева

Договор на создание сайта — это бумажи, которыми вряд ли пользуется большинство фрилансеров (сужу по себе), но студиям все же приходится тратить время и на такое. На ливжорнале Лебедева появился пост, в котором он опубликовал шаблон договора на создание сайта . Я мельком проглянул его и хочу поделится тем, что удивило.

Первое что меня удивило и на что обратил внимание, так это оформление документа в Ворде. Я понимаю, что печатал это все не Лебедев, но он уж больно часто ведет разговоры про типографику, шрифты и т.д., книги пишет, а у самого в документах пробелов где один, где три, отступы с глюками, короче каша полная, если присмотреться. Почитал немного комменты в его ЖЖ, так говорят, что в этом документе даже шрифты разные использованы. Ну это все мелочи … перейдем теперь к сути договора.

Составлен договор конечно в явным, я бы даже сказал нахальным уклоном на интересы исполнителя (студия в данном случае). Преобладеют фразы «Клиента обязан» и «Исполнитель имеет право». Хоть работа и поделена на доли в стоимости (стоимость подготовительных работ, дизайна и сборки сайта), но клиент обязан внести полную предоплату в течени 5 банковских дней. Маловероятно, что с среднестатистической студии заказчики бы согласились на такие условия, но если с Лебедевым соглашаются, то имеет на это полное право.

Разработка Брифа и подготовительные работы по этому договору составляют 10 % от общей стоимости, дизайн 40% и сборка 50% (я так понял, что это в типовых случаях).

И на последок. Вместе со ссылкой на шаблон договора, Лебедев написал про авторские права. Суть в том, что авторские права на созданные в пределах студии работы принадлежат студии, а не конкретному исполнителю и он (исполнитель) не имеет права публиковать работы в своем портфолио. Клиенту авторские права не передаются, а только лишь имущественные.

Вот такая вот фигня. На самом деле в комментах к написанному много споров было на счет авториских прав, вроде как по законодательству они не передаются, но потом кто-то еще начал дополнения всякие к законам показывать … в итоге я в очередной раз понял, что юриспруденция — это жесть, которая мне совершенно не нравится, а про несовершенность самих законов и судебных инстанций я вообще молчу.

Вот собственно ссылка на договор на сайте Лебедева: http://www.tema.ru/jj/RIBBA-sait-2009.doc

__________________________
создание сайта в Саратове

Снова Тиньков: теперь против Лебедева

Олег Тиньков не перестаёт радовать нас новыми скандалами. На этот раз в разборке участвует Артемий Лебедев, который принимал участие в создании сайта для банка «Тинькофф кредитные системы».

Утром, 29 августа Тёма открыто обратился к Тинькову с просьбой выполнить условия договора:

В марте мы заключили договор на дизайн шаблонов нового сайта твоего банка. В апреле, в рекордные для индустрии сроки, шаблоны были готовы. В июне мы анонсировали проект. В августе твои голландцы, наконец, просрались и выдали сайт. Все там хорошо, но, согласно договору, на сайте должен стоять наш логотип.

Ну ты там скажи кому надо, чтобы договор соблюли. Два дня уже прошли. А то книжки про бизнес писать все умеют, а договор, типа, дороже денег.

Ну, короче. Пацан сказал — пацан сделал, ну там, это, вся хуйня.

Разобраться в ситуации немного помогает один июньский пост Тёмы, где он рассказывает, что Тиньков отказался от системы для сайта производства Студии Лебедева в пользу голландцев, при этом выставив студию в некрасивом свете:

Прошло некоторое время после того, как Олег Тиньков написал в своем блоге призыв к дизайн-студиям посоветовать себя в качестве подрядчиков. Просьба звучала бы совершенно нормально, если бы не приписка «Мы и так застряли со Студией Лебедева».

Раньше сайт Тинькова работал на нашей системе Имприматур, лучше которой вообще ничего нет […] Но Тиньков решил выбрать технологии неких голландцев. Мы сделали шаблоны нового дизайна. Прошел месяц, два, три, а сайта все нет. Очевидно, что образ технологически продвинутого твиттер-ориентированного банка заставляет шевелить булками. Поэтому Тиньков подъебывает студию сроками, хотя контракт уже месяц как закрыт.

Спустя несколько часов после поста Тиньков отвечает Тёме в комментариях:

Вечером Тиньков комментирует пост Тёмы у себя в Твиттере:

А затем даёт несколько комментариев:

Пишет про Лебедева в таком же духе, что и пост-обиду на Павла Дурова:

Вообще, свободный стиль общения весьма характерен для Олега Тинькова. В комментариях к посту Тёмы arvidsever даёт такую подборку:

По словам Тинькова, Лебедев «пиарится на ровном месте»:

А сегодня свое мнение о банкире высказал телеведущий Сергей Минаев:

Я тогда назвал Олега новым героем бизнес сообщества и все такое. Знаете, я был не прав. Мне стыдно, что у нашего бизнеса такие герои. И, вероятно, других и быть не может. Потому что, можно вывезти парня из Кемерово. Но Кемерово из парня — никогда

Сергей, я про тебя например не знаю и НИКОГДА тебя не читаю,мне ты не интересен,я лучше «99 франков» прочту или Соловьева посмотрю- ты вторичен во всем! Жаль тебя.

Неспящее око The Twitter Journal следит за вами.

Всегда ваш тролль и хипстер,
Никита Лихачев

Договор сайт лебедевой

Посоветуйте, пожалуйста, где можно скачать хороший договор о работе с проектировщиками сайта? Уже один раз обжёгся, поскольку не было грамотного договора, вот и не хочется второй раз на одни и те же грабли наступать. Главные составляющие — это сроки, чёткая оплата и перечень того, что должно быть на выходе.

Ваш вопрос содержит ответ. Любой договор, в котором есть сроки, чёткая оплата и точный перечень того, что должно быть на выходе, решит вашу задачу. По-моему , ваши пожелания идеально соответствуют ФФФ , и поэтому вам подойдёт стандартный договор бюро.

Для общего развития я советую прочитать договор Студии Артемия Лебедева и хабрадоговор. В каждом из них есть пункты, которые помогут вам перевести свои ожидания на юридический язык.

Я веду практический курс « Дизайн и право». Дата следующего курса пока неизвестна.

Договор сайт лебедевой

Сегодня в копилке «Студии Лебедева» более 3300 выполненных заказов, а среди постоянных клиентов – Центральный банк РФ, «Газпром», «Лукойл», московская мэрия, крупнейшие банки и сотовые операторы. Совокупный оборот его бизнеса может превышать 1 млрд рублей в год. Лебедев отказался общаться с Inc. для этого материала, пояснив, что ему «нечего сказать прессе». Его примеру последовали сооснователи Студии Денис Шохин и Константин Моршнев, арт-директор Эркен Кагаров, а также директор Студии Андрей Дьяков. Тем не менее, Inc. выяснил, когда прошел (и прошел ли) «золотой век» Студии, для чего создан десяток юридических лиц и откуда ценник на дизайн сайта в 3 млн рублей.

Первую дизайн-студию — «А-Квадрат» — Лебедев организовал вдвоем с партнером в 1992 году. Артемий тогда учился на факультете журналистики МГУ, но на лекциях не появлялся и его отчислили. Через полгода, на сей раз самостоятельно, Лебедев учредил студию «Артографика», которая располагалась у него «в гостиной на диване». Единственным сотрудником был сам Артемий. На лекции в ГУ ВШЭ в 2001 году дизайнер вспоминал, что первых клиентов он привлек с помощью вымышленного портфолио с логотипами и фирменным стилем: «Поскольку в тот момент никаких клиентов у меня быть не могло, мне пришлось их придумать, — и я сделал огромное портфолио на 20 заказчиков, каждый из которых был выдуман с нуля».

Другие публикации:  Как продлить договор займа от учредителя

В октябре 1995 года, через полтора года после появления домена .ru, Лебедев запустил сайт tema.ru, а в июле 1996-го — design.ru. Он основал новую студию — WebDesign, которая через три года стала «Студией Артемия Лебедева». Среди основателей WebDesign — Денис Шохин (сегодня отвечает за управление Студией) и программист Константин Моршнев (возглавляет техническую часть), а также будущий медиаменеджер Демьян Кудрявцев, который тогда разрабатывал сайты группы «Аквариум» и поэтического журнала «АЙ».

Дизайнер Андрей Логвин вспоминает, что в те годы Лебедев был «маленьким незаметным мальчиком», но не боялся сложных задач.

— Мне предложили создать один из первых новостных сайтов Рунета (сайт «Ситилайн», одного из первых интернет-провайдеров России – Inc.). Я отказался, потому что не понимал, что надо делать, а Тема взялся за работу, — вспоминает Логвин.

Постепенно число заказчиков Лебедева росло. С «Ситилайн» и агентством корпоративных коммуникаций NetSkate, для которого Лебедев сделал логотип и сайт, сотрудничал блогер Антон Носик, которого причисляют к «отцам Рунета».

— Не было так, что сначала дружба с нами, а потом что-то ему удалось, — вспоминает Носик. — Мы обращались к Лебедеву за дизайном не по дружбе. Наоборот, он стал другом, потому что мы любили его дизайн.

В 1997 году свежесозданная WebDesign договорилась с Центробанком о разработке его первого сайта. Лебедев вспоминает, что представителей финансового учреждения принимал прямо в гостиной на диване. Сколько получил дизайнер за первый сайт ЦБ, неизвестно, — Центральный банк оставил запрос Inc. без ответа. Однако уже тогда заказать проект у Лебедева было недешевое удовольствие: в 1998 году средний контракт на разработку дизайна сайта от Лебедева стоил $30–40 тыс., — примерно как 2,5 автомобиля ВАЗ-2110 по додефолтным ценам. Стоимость полной разработки сайта с привлечением пользователей составляла $60–100 тыс.

На первой волне успеха WebDesign, сменив название, стала «Студией Артемия Лебедева», а ее логотип в 1999 году появился на порталах, определивших судьбу российского Интернета: «Яндекс» (дизайн третьей версии поисковика), Лента.ру и Газета.ру. Стараниями основателя вокруг «Студии Лебедева» уже с конца 1990-х была атмосфера эксклюзивности и избранности, чему способствовала популярность сайта в Рунете: в мае 1999 года его посетил 1 млн уникальных пользователей.

— В моем восприятии Лебедев всегда был человек номер один в интернете, и его студия мне всегда казалась крутой. Для меня и моих друзей это был просто бог интернета, — рассказал Inc. основатель кафе «Циферблат» и проекта «Болотов Дача» Иван Митин, который в 2000-м году работал в Cтудии программистом.

Лебедев был заботливым работодателем: в студии было «модно, уютно и прогрессивно», сотрудников кормили за счет «Студии» в расположенном неподалеку ресторане «Мурена». Рабочий день начинался в 12 часов, но приходить можно было в любое время, некоторые предпочитали ночь. При этом, несмотря на творческую атмосферу, работа с заказчиками была выстроена четко и системно.

— Сейчас таким никого не удивишь, а в 90-е это было круто. Мне кажется, Тема с самого начала к этому шел, — вспоминает дизайнер Петр Банков.

В июне 2000 года студию преобразовали в холдинг Art Lebedev Group (ALG), где работали более 130 человек. Та структура во многом сохранилась до сих пор: Лебедев отвечал за дизайн, Константин Моршнев — за техническую составляющую, Денис Шохин — за финансовую. В холдинг входил целый ряд компаний, вспоминает бывший начальник пресс-службы холдинга Николай Данилов: ООО «Студия Артемия Лебедева» делала сайты, студия TeleType брала заказы попроще и работала с дизайнерами на аутсорсе, «Артографика» занималась графическим дизайном, iman – трехмерными картинками. Кроме того, в холдинг входила компания RotaBanner, рекламное агентство ADEX и Учебный центр Артемия Лебедева.

Заказывать проекты у Лебедева было показателем статуса, вспоминает Илья Мерензон, основатель журнала Russia! Magazine, дизайн которого в 2005 году разрабатывала команда Лебедева.

— В тот момент лучшим пиаром было размещение проекта в разделе «Портфолио» на сайте Студии. То, что делал Лебедев, было классно и очень важно: это помогло нам получить первые рекламные контракты, — говорит Мерензон.

Работа Студии строилась по западным стандартам. Над каждым проектом трудилась отдельная команда, а презентации для клиентов поражали детальностью подготовки, вспоминает Мерензон. Студия и сейчас работает как бизнес-машина, уверяет Елена Васильева, бывший коммерческий директор компании-регистратора доменных имен Ru-Center, которая в 2014 году заказывала у Лебедева фирменный стиль доменов в зоне .москва. Результат так понравился, что Ru-Center купил сразу два макета: русско- и англоязычный.

— Студия присутствует в жизни заказчика ровно столько, сколько нужно. Документы, доски для решения вопросов, встречи – минимум затрат по времени, максимум проникновения в задачи, идеальная организация, идеальный документооборот, — перечисляет Васильева. Стоимость заказов она не раскрывает, ссылаясь на NDA (договор о неразглашении — Inc.).

Сегодня «Студия Лебедева» работает во всех сферах, где так или иначе требуется дизайн: шрифты, книги, навигационные знаки, городская среда, промышленные объекты и даже пищевая упаковка. Для подмосковной кондитерской фабрики «Озерский сувенир» студия в 2008 году создала фирменный стиль, сайт и обертку для конфет «Ореховичи» и «Фруктовичи». С новым дизайном фабрика быстро вошла в столичную розницу, хотя до этого пробиться на полки московских магазинов не могла.

В прошлом году «Студия Лебедева» разработала логотип, фирменный стиль и сайт для крем-меда «Демилье» от «Фабрики Медолюбов». Продукт появился в продаже в феврале 2017-го. По словам руководителя отдела продаж ООО «Демилье» Сергея Бородкина, с задачей Студия справилась «на все сто» — дизайн упаковки привлекает внимание любого, даже незаинтересованного человека.

— Лебедев — шоумен настолько, насколько это нужно для бизнеса. Профессионал и хороший организатор, – говорит совладелец крупной дизайнерской компании, пожелавший сохранить анонимность. — «Студия Лебедева» — фабрика, с администрированием и дисциплиной. Насколько я знаю, Лебедев не ездит на встречи с заказчиками, — приезжают к нему. С клиентами не церемонятся: тем, кто не нравится, указывают на дверь. Стиль рискованный, но у него это срабатывает: подтверждает «крутизну».

Заказчики Студии, не называя конкретных цифр, признают: расценки существенно выше рынка. Это надбавка не только за статус, но и за гарантию качества, считает генеральный директор издательств Byblos и Pretext Дмитрий Пасечник, с 2006 года оформляющий почти все обложки книг в «Студии Лебедева».

— С фрилансерами дешево, но много мучений. Неизвестно, что вам товарищ частный дизайнер выдаст. Здесь ты получаешь определенную гарантию, — говорит Пасечник.

Но есть и клиенты, считающие, что гарантий на самом деле нет. Евгений Чичваркин в 2010 году за 120 тыс. евро заказал Лебедеву создать интернет-магазин для своего лондонского стартапа по продаже вин Hedonism Wines. В феврале 2012 Студия разработала для этого проекта логотип и брендбук, которыми бизнесмен доволен и использует их до сих пор. Но разработка сайта затянулась: она продлилась более года и онлайн-версия не успела к открытию оффлайн-магазина в 2012 году. Менеджеры Студии, по словам бизнесмена, не отвечали на письма и звонки, и Чичваркин отказался принять выполненную с опозданием работу. Он хотел вернуть хотя бы часть аванса, но договориться не удалось.

— Прежде мы прекрасно сотрудничали, общались, и бдительность моя уснула: я должным образом не посмотрел договор. Считал, что в России принято верить на слово, — рассказал Чичваркин в разговоре с Inc.

В итоге он заказал сайт вместе с мобильным приложением британской студии Click Here Media вчетверо дешевле, за 29 тыс. фунтов. Хотя Артемий Лебедев во время дебатов с Алексеем Навальным в эфире «Дождя» говорил, что работа была выполнена и что Студия отработала деньги, конфликт положил конец и дружеским, и деловым отношениям предпринимателей.

— Их слоган «Долго. Дорого. О*****о». Только в нашем случае концепт был «х***о», а не «о*****о», — говорит Чичваркин.

Другие публикации:  Госпошлина арбитражный суд вологодской области

Помимо основного дизайнерского, у Артемия Лебедева есть другие бизнесы, прямо или косвенно связанные со Студией. Например, как подтвердили собеседники Inc., в Студии действует внутренняя биржа, где наименее интересные заказы продают на сторону. Это происходит так: клиенту направляется предварительное предложение с расценками и сроками работ (Студия берется за создание сайтов или шаблонов дизайна от определенной суммы и за определенный срок). Если клиента не устраивают входные параметры, он может сообщить бюджет, сроки и Студия выставит кейс на биржу. В пул подрядчиков входят компании, прошедшие конкурс и отобранные Лебедевым. «Среди крупных студий это распространенная практика: к нам тоже обращаются региональные студии, предлагая передавать им не интересные для нас заказы», — говорит сооснователь дизайн-бюро «Щука» Иван Величко.

Еще один дополнительный источник дохода Студии – Магазинус: онлайн и оффлайн-магазины собственных дизайнерских товаров и продуктов партнеров. Розничная сеть включает 5 собственных (3 в Москве, по одному в Санкт-Петербурге и Киеве) и 5 партнерских магазинов – в Петропавловске-Камчатском, Челябинске, Одессе, Харькове и Минске. Точки работают под разными названиями: «Лавка на Никитской», «Магазинус на ВДНХ» или вообще «Наноприлавок». Кроме того, в регионах товары продаются и в других магазинах. Партнерские магазины — по сути франшизная сеть, хотя и без формального лицензирования: Студия продает им товары оптом и со скидкой, предоставляет макеты торгового оборудования, материалы для обучения продавцов, шаблоны ценников и визиток, а взамен просит от партнеров «внимательного и ответственного
отношения к работе».

Кроме того, «Студия Лебедева» продает паттерны (образцы принтов для оформления интерьера или одежды) по 2999 руб. за штуку и шрифты, стоимость лицензии на которые начинается от 2999 руб. Юристы Студии отслеживают факты пиратского использования шрифтов. Так, в июне 2015 года они подали несколько исков к издательству «Эксмо» на 1,5 млн рублей за незаконное использование шрифта «Клементина» в оформлении книг Татьяны Устиновой. В феврале 2017 года стороны заключили мировое соглашение по книге Устиновой «Ковчег Марка», пояснили Inc. в юридическом отделе «Эксмо», и издательство заплатило Студии отступные в размере 30 тыс. рублей. По остальным книгам заключили лицензионное соглашение и выплатили Студии вознаграждение.

Доход приносит и торговля доменами, цены на которые доходят до сотен тысяч рублей. По легенде, домен vodka.ru, который Лебедев зарегистрировал в 1997 году, банк «Русский Стандарт» выкупил в 2006-м за $50 тыс.

Кроме того, у «Студии Лебедева» есть открывшаяся в 2009 году сеть «Кафетериус», куда входят 15 собственных и франшизных кофеен в России и одна в Латвии. Совладельцы московского «Кафетериуса» — бывшая сотрудница «Студии» Анастасия Мещерякова и Игорь Красилов, генеральный директор «Нефтегазимпекс» (компания поставляет оборудование «Лукойлу», «Газпрому» и «Газпромнефти»). По данным СПАРК, выручка ООО «Кафетериус» за 2015 год составила 33 млн рублей. При сети кафе также есть фабрика-кухня, которая доставляет еду в московские офисы, и школа бариста, обучение в которой стоит 40 тыс. рублей.

Занятие ресторанным бизнесом привело в 2010 году к скандалу между дизайнером и издательским домом «Афиша», после того как ресторанный обозреватель Евгения Куйда оставила разгромную рецензию на «Большое кафе» Лебедева в Банковском переулке в Москве. В рецензии (ее убрали с сайта «Афиши») она назвала работниц кафе «толстыми тетками», а ресторан — «столовой для заключенных». В ответ Лебедев разорвал отношения с ИД, отказавшись от их заказов (до этого Студия участвовала в ежегодном фестивале «Пикник Афиши», а иллюстрации от дизайнеров неоднократно печатались в журнале «Афиша»). Кафе проработало еще шесть лет и закрылось 5 августа 2016 года. О причинах Лебедев умалчивает, но накануне закрытия написал в ЖЖ: «Мы прошли через огонь, воду, медные трубы и Куйду. Настало время двигаться дальше».

Деньги Лебедеву приносит и блог — третий по популярности в кириллическом сегменте LiveJournal. Tema.livejournal.com ежедневно читают 16 тыс. пользователей, больше только у блогеров Варламова (25 тыс.) и Нефедова (18 тыс.). Стоимость рекламных постов в его ЖЖ доходит до 300 тыс. рублей, говорит сооснователь компании «Авторские медиа» Екатерина Патюлина. Это чуть меньше, чем у Ильи Варламова, чья ежемесячная аудитория блога доходит до 1,5 млн человек, а рекламный пост стоит от 350 до 410 тыс. рублей), но больше, чем у большинства топ-блогеров, чьи расценки — 150 тыс. рублей и ниже.

Кроме того, Лебедев продает спонсорство своих путешествий (дизайнер утверждает, что стал первым россиянином, побывавшим во всех странах мира и более чем в 280 городах России) и делает партнерские проекты — например, с поисковиком авиабилетов Aviasales, который в марте 2015 года запустил мобильное приложение «Тревел – Артемий Лебедев и его путевые заметки» (основатель Aviasales Константин Калинов отказался от комментариев).

Вероятно, миллиардер

«Студия Артемия Лебедева» научилась нравиться властным структурам, чем вызвала интерес Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального: он утверждает, что часть госконтрактов Студия получила непрозрачным путем, а значит, может быть замешана в коррупции. Лебедев на дебатах с Навальным в эфире «Дождя» обвинения отверг.

Госконтракты без тендеров

В январе этого года Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального подсчитал, что из 27 госконтрактов, заключенных с 2013 года на общую сумму более 140 млн рублей, более половины Студия получила непрозрачным путем. Часть конкурсов не объявлялась официально (например, на разработку логотипа городов Сатка, Ижевск или Ярославль), часть контрактов отсутствует в реестре на сайте госзакупок (например, контракты на разработку фирменного стиля Парка Горького или на оформление плоскостных парковок в Москве).

— Я не говорю, что все они коррупционные, но по ним нет никаких реальных данных, — заявил Навальный в эфире «Дождя».

Особенно горячий спор вызвал контракт на дизайн напольной навигации в московском метро на сумму 117 млн рублей зимой 2013-14 года – на сайте госзакупок он официально проходит как несостоявшийся (заявки обоих участников не были допущены до участия). Но студия, тем не менее, выполнила работу. Это дало Фонду борьбы с коррупцией повод предположить, что договор заключался в обход процедуры госзакупок.

Однако Лебедев ответил, что заключил контракт с частным подрядчиком, а потому не обязан отчитываться. По словам дизайнера, за два года студия проиграла тендеры на общую сумму более 408 млн рублей, в том числе тендер на разработку мобильных приложений для аэропорта Шереметьево, графического дизайна для «Роснефти», ребрендинга концерна «Алмаз-Антей» и т.д. То есть не имеет привилегий при госзакупках.

Один из первых госзаказов Студии — разработка фирменного стиля Парка Горького в 2012 году. Тогдашняя дирекция парка сама обратилась к Студии — сыграла на руку известность Лебедева.

— Почему мы обратились именно к Лебедеву? Потому что он был толковый и креативный парень. На тот момент, 5 лет назад, мы других-то дизайнеров в Москве и не знали, — рассказал Inc. бывший руководитель департамента культуры Москвы Сергей Капков (цену контракта он не вспомнил, но уверил, что все происходило в правовом поле).

Впоследствии Лебедев неоднократно сотрудничал с правительством Москвы, для которого Студия разработала дизайн схемы линий Московского метро, неофициальный логотип города, оформила ряд станций и поездов метрополитена, а также придумала плакаты в честь Года культуры в России-2014. Часть из этих проектов Артемий разработал и «внедрял» в правительство по собственной инициативе, вспоминает Алла Семенышева, советник Капкова в департаменте культуры Москвы в 2011–13 гг.

— Многие вещи Лебедев делает не потому, что у него есть заказчик, а потому что он считает это важным и нужным, — говорит Семенышева. – Помню, он принес в мэрию карту московского метро. Сергей Александрович [Капков] ему сказал, что мы не можем ее официально утвердить, это не в нашей компетенции. Лебедев пошел в Дептранс, а спустя некоторое время мы увидели эту схему в вагонах.

Другие публикации:  Гостехнадзор новосибирск образец заявления

По словам источника Inc. в мэрии Москвы, Лебедев продолжает предлагать чиновникам проекты. В 2015 году Студия хотела сделать навигацию и арт-объекты в московских парках (контракт не заключили из-за высокой стоимости в несколько миллионов рублей), а сейчас представители Студии ведут переговоры о сотрудничестве со столичным департаментом культуры.

Лебедев неоднократно говорил, что некоторые работы, сделанные его Студией по госконтрактам (в том числе логотип московского метро), выполнены за 1 рубль. «Если кто-то покупает рекламу за миллионы, то я покупаю себе рекламу за рубль», — объяснил он в эфире телеканала «Дождь». Однако эта практика вышла боком. 27 февраля 2017 года Управление ФАС по Санкт-Петербургу постановило: городской Комитет по туризму нарушил закон, заключив без проведения открытых торгов договор на разработку туристического логотипа Петербурга с ООО «Студия Арт. Лебедева» по цене 1 рубль, и теперь власти города должны расторгнуть договор.

По результатам опроса Ассоциации брендинговых компаний России (АБКР), среди владельцев компаний из индустрии дизайна нашлось немало тех, кто готов был разработать логотип по такой цене, что подтверждает вывод о нарушении условий справедливой конкуренции, рассказала Inc. исполнительный директор АБКР Елена Радзионтковская.

Общая доля госзаказов, в том числе опосредованных, в бизнесе Лебедева в разные годы составляла не более 10–15%, оценивает бывший бизнес-партнер дизайнера Демьян Кудрявцев. По его словам, упреки в непрозрачности в адрес Лебедева несправедливы.

— Если какому-то подрядчику заказали делать большой проект для государства, а он какую-то часть этого проекта, например, дизайн, заказывает Лебедеву, это не является, с моей точки зрения, госзаказом, хотя это опосредованно работа на государство. Заказывает частная структура и она же принимает работу, — сказал Кудрявцев Inc.

При этом госзаказы нельзя считать лакомой частью бизнеса дизайн-студий, говорит сооснователь студии «Щука» Иван Величко. По его словам, некоторые заказы стоят дешево: например, цена контракта на разработку мобильного приложения для ВДНХ с навигацией в двух версиях для iOS и Android, который выполнил Лебедев, составляла всего 3,6 млн рублей. При этом участие в госконтрактах требует соблюдения сложной процедуры закупок, а также умения работать с чиновниками, говорит бывший исполнительный директор агентства Firma Андрей Савельев:

— Если вы работаете с государством, то это почти самые невыгодные условия на рынке. Если меня попросят выбрать между госзакупками на 10 млн рублей или взять 10 коммерческих клиентов по 1 млн рублей, я выберу второе. Надо понимать, что в госструктурах сидят не бренд-менеджеры, с которыми мы привыкли общаться, а чиновники, — и c этими чиновниками сложно договориться.

Контракт студии Артемия Лебедева на разработку логотипа Сатки признан законным

Управление Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области, рассмотрев жалобу Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального на заключение контракта между Центром развития туризма Саткинского района и дизайнерской студией Артемия Лебедева, признало договор законным.

«В удовлетворении жалобы отказано, — сообщила корреспонденту Znak.com руководитель областного управления ФАС Анна Козлова. – Предварительные выводы комиссии оказались верны, контракт между саткинским МБУ и студией Лебедева не нарушает требований законодательства».

Как сообщал Znak.com, в жалобе Фонда борьбы с коррупцией выражались сомнения в законности контракта, заключенного в 2015 году между студией Лебедева и МБУ «Центр развития туризма Саткинского района». Тогда Лебедев лично посещал Сатку, пришел в восхищение от местных пейзажей и вскоре разработал для города новый логотип, в основу которого легли очертания высокогорного озера Зюраткуль, высеченные на магнезите.

По версии же заявителей, контракт между центром развития туризма и арт-студией Лебедева был заключен без проведения аукциона, то есть в нарушение федерального закона №44 о муниципальных закупках. Однако, по данным УФАС, поскольку стоимость контракта составляла всего 35 тыс. рублей, проведение конкурсных процедур было необязательно: муниципалитеты имеют право выбирать поставщика услуг единолично в случае, если стоимость контракта не превышает 100 тыс. рублей.

Как прошли дебаты Алексея Навального и Артемия Лебедева

Напомним, жалоба Фонда борьбы с коррупцией на договор по логотипу Саткинского района – лишь одна из целого ряда, поступивших от ФБК в антимонопольную службу. Жалобы стали следствием перепалки в соцсетях, развернувшейся между дизайнером Артемием Лебедевым и оппозиционером Алексеем Навальным: дизайнер заявил, что сомневается в способности Навального управлять страной, а политик в ответ обвинил студию в работе с откатами и других коррупционных схемах. Итогом «разборок» двух знаменитостей стали дебаты на телеканале «Дождь», в ходе которых, впрочем, к консенсусу стороны так и не пришли.

Контракт Смольного и Студии Артемия Лебедева о туристическом бренде Санкт-Петербурга официально расторгнут

Прекращение сотрудничества произошло без решения Верховного суда

О расторжении контракта Смольного со студией Артемия Лебедева сообщила Фонтанка.ру. Ситуацию для Sostav прокомментировал Борис Григорьев, директор рекламного агентства «Григорьев Борис и партнеры», который уже два года ведет судебные разбирательства по этому вопросу.

Споры вокруг туристического логотипа, кажется, завершены. Сегодня УФАС получил все документы о прекращении сотрудничества Смольного и Студии Артемия Лебедева. Ранее антимонопольщики пришли к выводу, что студия Лебедева получила доступ к информации о необходимости разработки логотипа в приоритетном порядке. Заказчик не делал публичного заявления о необходимости разработать серию логотипов, не давал заданий и поручений. В итоге ведомство провело закупку у единственного исполнителя.

Комитет по туризму расторг договор со Студией 29 мая — сразу после отставки главы комитета по туризму Андрея Мушкарева. Также сообщается, что, согласно распоряжению главы петербургского УФАС Вадима Владимирова, все хозяйствующие субъекты, использующие логотип, должны «прекратить его использование в течение месяца».

Борис Григорьев, управляющий партнёр маркетинговой компании «Григорьев Борис и партнёры»

Было время для аппеляций — у главы комитета по туризму Андрея Мушкарева были планы обратиться в Верховный суд, чтобы отстоять этот знак. Однако на Петербургском международном экономическом форуме произошло что-то, после чего и последовало его скоропалительное увольнение, а потом и заявление о расторжении контракта между Смольным и Студией Артемия Лебедева.

В общем, до Верховного суда не дошло, и будет ли комитет проводить новый конкурс на туристический логотип Санкт-Петербурга, пока остается загадкой.

Студия Артемия Лебедева ситуацию пока не прокомментировала.

ФАС потребовала от Смольного расторгнуть со «Студией Лебедева» договор на разработку логотипа Санкт-Петербурга

Санкт-Петербургское УФАС России потребовало от местного комитета по развитию туризма расторгнуть договор со «Студией Артемия Лебедева» на разработку логотипа города, говорится на сайте ведомства. По мнению УФАС, такое соглашение, заключенное конфиденциально, лишило возможности другие студии использовать факт работы с правительством города (Смольным) для продвижения своих услуг.

В договоре между комитетом и студией говорится о том, что компания разработала серию логотипов по заданию правительства города. В нём же указано, что «работы надлежащего качества приняты комитетом в полном объеме и без замечаний».

Таким образом, к моменту подписания договора «Студия Артемия Лебедева» уже выполнила задачу, а это значит, что информацию о необходимости создания логотипа она получила заранее. По мнению УФАС, из-за этого другие дизайнерские студии лишились права участвовать в конкурсе.

При этом «Студия Артемия Лебедева» заключала договор со Смольным ради «популяризации и продвижения собственного бренда, формирования положительного репутационного статуса и привлечения к выполнению работ новых заказчиков», указывает УФАС.

Договор заключался в условиях конфиденциальности, а, значит, другие дизайн-студии были лишены аналогичной возможности по продвижению своих услуг. Следовательно, заключение договора между комитетом и «Студией Артемия Лебедева» ставит студию в преимущественное положение по отношению к иным хозяйствующим субъектам, осуществляющим аналогичную деятельность на рынке рекламных услуг и содержит признаки нарушения ч. 1 ст. 15 «Закона о защите конкуренции».

— УФАС Санкт-Петербурга

Жалобу на договор между Смольным и «Студией Артемия Лебедева» подала «Маркетинговая компания «Григорьев Борис и партнеры»». Соглашение должно быть расторгнуто до 30 ноября 2016 года, предупреждает УФАС.

Логотип Санкт-Петербурга от «Студии Лебедева» был представлен в ноябре 2014 года. Комитет по развитию туризма заплатил за работу один рубль.