Возмещение вреда судебными приставами судебная практика

Дело N33-6248/2017. О возмещении ущерба, взыскании компенсации морального вреда.

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

от 20 июля 2017 г. по делу N 33-6248/2017

Судья Певина Е.А.

Докладчик Коваленко В.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Коваленко В.В.

судей Тепляковой И.М., Хабаровой Т.А.

при секретаре Ф.И.О.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Новосибирске 20 июля 2017 года гражданское дело по иску Ф.И.О. к Федеральной службе судебных приставов, Управлению Федеральной службы судебных приставов по Новосибирской области о возмещении ущерба, компенсации морального вреда

по апелляционным жалобам представителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Новосибирской области и Федеральной службе судебных приставов Ф.И.О., апелляционной жалобе третьего лица Ф.И.О. на решение Центрального районного суда г. Новосибирска от 30 марта 2017 года.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Коваленко В.В., объяснения Ф.И.О., судебная коллегия

Ф.И.О. обратился в суд с иском к Федеральной службе судебных приставов (ФССП России), Управлению Федеральной службы судебных приставов по Новосибирской области (УФССП России по Новосибирской области) о возмещении ущерба, компенсации морального вреда.

В обоснование иска указано, что истец является взыскателем по сводному исполнительному производству N, возбужденному судебным приставом-исполнителем ОСП по в отношении Ф.И.О. на основании решения Бердского городского суда Новосибирской области от 05.08.2009 г. о взыскании в его пользу денежных средств в сумме 722729,27 рублей.

ДД.ММ.ГГГГ истцу поступило предложение судебного пристава-исполнителя ОСП по Ф.И.О. об оставлении за собой нереализованного имущества, принадлежащего должнику Ф.И.О. — квартиры по адресу: , стоимостью 2 436 000 рублей с одновременной выплатой разницы между стоимостью имущества и подлежащей взысканию с должника в пользу истца суммой долга.

ДД.ММ.ГГГГ Ф.И.О. дал согласие принять имущество должника в счет взыскания долга. При этом, ДД.ММ.ГГГГ истец перечислил на депозитный счет подразделения судебных приставов 1 442 985,80 рублей в счет выплаты разницы между суммой взыскания в пользу истца и стоимостью нереализованного на торгах имущества, которые были перечислены службой судебных приставов иным взыскателям по сводному исполнительному производству.

Однако, ДД.ММ.ГГГГ Ф.И.О. получил от старшего судебного пристава ОСП по уведомление об том, что ему отказано в передаче нереализованного имущества должника по причине пропуска срока для дачи согласия на его принятие, истец уведомлен, что имущество будет предложено другим взыскателям по сводному исполнительному производству.

ДД.ММ.ГГГГ судебным приставом-исполнителем ОСП по Ф.И.О. вынесено постановление о передаче нереализованного имущества должника взыскателю по сводному исполнительному производству Ф.И.О., которое утверждено старшим судебным приставом ОСП по Ф.И.О. Имущество передано по акту приема-передачи Ф.И.О.

Решением Бердского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ было признано незаконным действие старшего судебного пристава ОСП по Ф.И.О., выразившееся в отказе принять уведомление Ф.И.О. о согласии оставить нереализованное имущество должника Ф.И.О. за собой, а также бездействия судебного пристава-исполнителя ОСП по Ф.И.О. и старшего судебного пристава Ф.И.О., выразившихся в не издании судебным приставом-исполнителем постановления о передаче Ф.И.О. нереализованного имущества должника В. и не утверждении данного постановления старшим судебным приставом.

Решением Арбитражного суда от ДД.ММ.ГГГГ индивидуальный предприниматель Ф.И.О. признана несостоятельным (банкротом), в отношении нее введена процедура реализации имущества гражданина.

В связи с этим, Ф.И.О. полагает, что в результате названных действий и бездействий судебных приставов он утратил реальную возможность исполнения судебного акта и были причинены убытки в сумме 722729,27 рублей. Кроме того, истец также утратил денежные средства в сумме 1442985,80 рублей, перечисленные им в счет оплаты разницы между суммой взыскания и стоимостью нереализованного имущества, поскольку данные денежные средства до настоящего времени ему не возвращены.

Ссылаясь на изложенные обстоятельства, Ф.И.О. просил взыскать с ФССП России и Управления ФССП России по за счет средств казны Российской Федерации 2165715,07 рублей.

Решением Центрального районного суда г. Новосибирска от 30 марта 2017 г. с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации в пользу Ф.И.О. взыскано 2 165 715,07 рублей в счет возмещения ущерба, 1 000 рублей в счет компенсации расходов по оплате государственной пошлины, всего взыскано 2 166715 рублей 07 копеек. Исковые требования Ф.И.О. к Управлению Федеральной службы судебных приставов по о возмещении ущерба оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе представитель ФССП России и УФССП России по Ф.И.О. просит решение отменить и принять по делу новый судебный акт, которым отказать в удовлетворении заявленных требований.

В обоснование апелляционной жалобы указывает, что признание действий судебного пристава-исполнителя само по себе не свидетельствует о наличии вины судебного пристава в возникновении у истца убытков, поскольку в обязанности уполномоченных органов входит только надлежащая организация принудительного исполнения, а не обеспечение положительного результата исполнительных действий.

Поскольку доказательства причинения убытков по вине судебного пристава в дело не представлены, Ф.И.О. не лишен возможности взыскать денежные средства в сумме 722729,27 рублей в рамках дела о банкротстве индивидуального предпринимателя Ф.И.О., которое в настоящий момент не окончено. Апеллянт считает, что законных оснований для взыскания с ответчиков денежных средств в сумме 722729,27 рублей у суда первой инстанции не имелось, поскольку причинно-следственная связь между убытками и действиями пристава истцом не доказана, и последним не утрачена возможность исполнения решения суда.

Апеллянт также полагает, что суд пришел к ошибочному выводу о возникновении у пристава обязанности возвратить истцу денежные средства в сумме 1422985,80 рублей, поскольку они были перечислены Ф.И.О. в счет оплаты разницы между суммой взыскания и стоимостью квартиры, которая была передана истцу в счет исполнения долга ДД.ММ.ГГГГ Действия судебного пристава-исполнителя в указанной части не признаны незаконными.

Судебный пристав-исполнитель Ф.И.О., участвовавшая в рассмотрении дела в качестве третьего лица, в своей апелляционной жалобе также просит решение отменить суда и принять по делу новое решение.

В обоснование апелляционной жалобы указывает на необоснованность выводов суда о возникновении у судебного пристава-исполнителя обязанности возвратить Ф.И.О. денежные средства в сумме 1442985,80 рублей, перечисленные им на депозитный счет подразделения ФССП в 2010 году.

Отмечает, что решение суда, позволяющее перечислить данные денежные средства Ф.И.О., на момент внесения предложения об оставлении нереализованного имущества за взыскателем отсутствовало. Поскольку решением суда от 2010 года истцу отказано в удовлетворении исковых требований к ФССП России о возврате денежных средств. На момент вручения Ф.И.О. предложения, существовало решение о взыскании данной суммы с Ф.И.О. как неосновательного обогащения. Данное решение в службу судебных приставов не предъявлялось, хотя на момент его вынесения проводились исполнительные действия по наложению ареста и реализации имущества Ф.И.О. Полагает, что Ф.И.О. использовал свое право на защиту имущественных прав и взыскал в судебном порядке сумму 1442985,80 рублей, за счет которой Ф.И.О. необоснованно сберегла часть своего имущества. Но право на взыскание этой суммы Ф.И.О. не реализовал, так как не предъявил исполнительный лист к исполнению.

Апеллянт также полагает, что истец не утратил возможности исполнить решение суда о взыскании с В. 772729,27 рублей, поскольку процедура банкротства введена в отношении индивидуального предпринимателя В., в то время как денежные средства подлежат взысканию с должника как с физического лица, не признанного несостоятельным (банкротом) арбитражным судом.

Ф.И.О. поданы возражения на апелляционные жалобы.

Рассмотрев дело в соответствии с требованиями ст. 327.1 ГПК РФ, в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах, судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, решением Бердского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ с В. в пользу Ф.И.О. взыскано 722 729,27 рублей (л.д. 11 — 13).

На основании данного решения Ф.И.О. был выдан исполнительный лист, который был предъявлен к исполнению и ДД.ММ.ГГГГ судебным приставом исполнителем Бердского отдела УФССП России по возбуждено исполнительное производство, которое соединено в сводное исполнительное производство в отношении Ф.И.О.

В рамках сводного исполнительного производства, ДД.ММ.ГГГГ был наложен арест на принадлежащую Ф.И.О. квартиру, расположенную по адресу: . В последующем, данная квартира была передана для реализации на торгах.

Поскольку на торгах квартира реализована не была, ДД.ММ.ГГГГ судебным приставом — исполнителем отдела судебных приставов по УФССП России по было вынесено постановление о передаче взыскателю Ф.И.О. нереализованного имущества должника по цене 2 165 715 рублей. Разница между установленной стоимостью квартиры и взысканной судом с В. в пользу Ф.И.О. денежной суммы (1 442985,80 рублей) Ф.И.О. перечислил на депозитный счет Бердского отдела УФССП России по . По акту приема-передачи, была передана Ф.И.О. и за ним была произведена государственная регистрация права собственности на эту квартиру.

Денежные средства в сумме 1444985,80 рублей, внесенные Ф.И.О. на депозитный счет Бердского отдела УФССП России по , судебным приставом исполнителем были распределены и перечислены иным взыскателем по сводному исполнительному производству в отношении В.

Решением Бердского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ были признаны недействительными результаты несостоявшихся торгов в виде протоколов от 09 марта и ДД.ММ.ГГГГ.

Решением Бердского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ признаны недействительными:

— постановление судебного пристава — исполнителя отдела судебных приставов по УФ ССП по от ДД.ММ.ГГГГ о передаче нереализованного на торгах имущества должника Ф.И.О. в виде взыскателю Ф.И.О.;

— акт приема — передачи от ДД.ММ.ГГГГ взыскателю Ф.И.О. нереализованной квартиры.

— признана недействительной и аннулирована в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации за Ф.И.О. права собственности на N.

В связи с этим, постановлением судебного пристава-исполнителя ОСП по от ДД.ММ.ГГГГ на вышеуказанную квартиру был наложен арест. В дальнейшем квартира вновь была вновь передана на торги, которые были признаны несостоявшимися.

ДД.ММ.ГГГГ Ф.И.О. от судебного пристава-исполнителя ОСП по Ф.И.О. поступило предложение оставить за собой имущество, принадлежащее должнику Ф.И.О. в виде квартиры, расположенной по адресу: стоимостью 2 436 000 рублей с одновременной выплатой разницы между стоимостью имущества и подлежащей взысканию с должника в пользу истца суммой долга.

ДД.ММ.ГГГГ Ф.И.О. дал ответ о согласии принять имущество должника в счет взыскания долга.

Письмом от ДД.ММ.ГГГГ за подписью старшего судебного пристава Ф.И.О. Ф.И.О. было отказано в принятии согласия оставить квартиру за собой по причине пропуска пятидневного срока, предусмотренного ст. 87 Федерального закона «Об исполнительном производстве». Также Ф.И.О. было отказано в зачете ранее оплаченных им в 2010 году 1 442 985 рублей, поскольку все исполнительные действия были совершены повторно.

ДД.ММ.ГГГГ судебный пристав-исполнитель ОСП по Ф.И.О. вынесла постановление о передаче нереализованного имущества должника взыскателю по сводному исполнительному производству Ф.И.О., которое было утверждено старшим судебным приставом — начальником ОСП по Ф.И.О. Имущество должника Ф.И.О. в виде квартиры, расположенной по адресу: было передано по акту передачи нереализованного имущества должника взыскателю Ф.И.О. в счет погашения долга.

Решением Бердского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ было признано незаконным действие старшего судебного пристава Отдела судебных приставов по УФССП по Ф.И.О., выразившееся в отказе принять уведомление Ф.И.О. о согласии оставить нереализованное имущество должника Ф.И.О. за собой. Признаны незаконными бездействия судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов по УФССП по Ф.И.О. и старшего судебного пристава Ф.И.О., выразившиеся в не издании судебным приставом-исполнителем постановления о передаче Ф.И.О. нереализованного имущества должника Ф.И.О. в виде и не утверждении данного постановления старшим судебным приставом.

Другие публикации:  Налог в отелях дубая

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что в результате незаконных действий должностных лиц отдела судебных приставов по УФССП по истцу был причинен ущерб, который подлежит возмещению за счет Российской Федерации от имени которой выступает главный распорядитель бюджетных средств — ФССП России.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции, как соответствующими закону и обстоятельствам дела.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Исполнительное производство осуществляется на принципах законности, своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения ( статья 4 указанного Федерального закона).

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Федерального закона от 21 июля 1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах», в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав -исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

В силу пункта 2 статьи 119 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229- ФЗ «Об исполнительном производстве» заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Аналогичные положения содержатся в пункте 2 — 3 статьи 19 Закона о судебных приставах , регулирующей вопрос об ответственности судебных приставов за противоправные действия, повлекшие причинение ущерба. Ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Статья 16 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием.

Приведенные выше правовые нормы регулируют правоотношения, возникающие в процессе исполнительного производства и устанавливают обязанности пристава-исполнителя совершать действия по принятию мер по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Основной задачей таких действий является правильное и своевременное исполнение судебных актов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Из смысла указанных выше норм следует, что основанием для возмещения истцу убытков, причиненных незаконными действиями должностных лиц ФССП России, является наличие виновного действия (бездействия) судебного пристава-исполнителя, утрачена ли возможность исполнения исполнительного документа в настоящее время и возникновение у истца убытков вследствие виновных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

Вступившим в законную силу решением Бердского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ установлена незаконность действий судебного пристава-исполнителя и старшего судебного пристава отдела судебных приставов по УФССП по , выразившихся в отказе передать Ф.И.О. нереализованную квартиру Ф.И.О.

В случае, если бы должностные лица отдела судебных приставов по УФССП по совершили правомерные действия, а именно приняли уведомление Ф.И.О. о согласии оставить нереализованное имущество В. за собой и издали постановление о передаче Ф.И.О. нереализованного имущества должника В. в виде . 14 по , то указанная квартира стоимостью 2165715 рублей перешла бы собственность истца.

Таким образом, между незаконными действиями должностных лиц отдела судебных приставов по УФССП по и причинением истцу убытков в размере 2165715 рублей имеется прямая причинно-следственная связь.

Доводы апелляционной жалобы Ф.И.О. о наличии решения, которым с Ф.И.О. в пользу Ф.И.О. взыскано неосновательное обогащение в сумме 1442298,80 рублей, не влияют на правильность постановленного судом решения.

Так, заочным решением Бердского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ с В. в пользу Ф.И.О. взыскана сумма неосновательного обогащения в размере 1442985,80 рублей (сумма, внесенная Ф.И.О. на депозитный счет отдела судебных приставов, за счет которой были погашены долги В. перед другими взыскателями).

Однако, исполнительный лист по данному решению Ф.И.О. не получал, к исполнению не предъявлял и это решение не исполнено. Более поздним решением Центрального районного суда от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что отказ судебного пристава-исполнителя зачесть ранее оплаченные Ф.И.О. денежные средства за квартиру в размере 1442985 рублей, не соответствует требованиям закона. В связи с этим, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что заочное решение Бердского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ не лишает истца права требовать возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.

Доводы апелляционных жалоб о том, что исполнительное производство в отношении Ф.И.О. не окончено, не являются препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю действиями судебного пристава-исполнителя, поскольку ответчиком не представлено доказательств наличия у должника иного имущества, за счет которого в разумный срок возможно удовлетворить требования взыскателя.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, а основания для его отмены, исходя из доводов апелляционных жалоб, отсутствуют.

Руководствуясь статьями 328 — 330 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Центрального районного суда г. Новосибирска от 30 марта 2017 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя Федеральной службы судебных приставов и Управления Федеральной службы судебных приставов по Новосибирской области Ф.И.О., апелляционную жалобу Ф.И.О. — без удовлетворения.

Возмещение вреда судебными приставами судебная практика

В Кировский районный суд г. Омска

Истец: Н., г. Омск, . кв. . ;

Ответчики: О., г. Омск, . кв. . ;

ПСП ССП УМЮ РФ по Кировскому АО г. Омска,
Судебный пристав-исполнитель Т.,
Г. Омск, ул. Ялтинская, д. 47;

Управление федеральной службы судебных приставов
по Омской области,
г. Омск, ул. Ленина, 14;
Министерство финансов РФ

Третье лицо: ООО «Г.»,
г. Омск, ул. . д. .

Исковое заявление о возмещении вреда,
причиненного приставом-исполнителем за счет казны РФ

На основании акта описи и ареста имущества от . 08.2007 года судебным приставом-исполнителем ПССП по Кировскому АО г. Омска Т. в целях исполнения исполнительного листа Кировского районного суда г. Омска № . от . 2007 года о взыскании с О. в пользу А. суммы в размере 28 750 рублей, был наложен арест на имущество:

  1. телевизор «TOSHIBA» с пультом управления;
  2. видеокамера «PANASONIC»;
  3. DVD-плеер с пультом управления;
  4. пылесос «SAMSUNG».

Указанное имущество было вывезено из квартиры по адресу: г. Омск, ул. . д. . кв. . впоследствии реализовано ООО «Г.».

При производстве описи и ареста имущества, судебному приставу-исполнителю мной были предоставлены доказательства принадлежности указанного имущества мне и моей дочери, а не должнику. Были предоставлены документы на технику, где указан приобретатель и время приобретения имущества, судебное решение, в котором установлено, что указанное имущество О. не принадлежит, на основании чего это имущество было исключено из раздела имущества, нажитого во время брака О. с Н. Несмотря на это судебный пристав-исполнитель имущество арестовал, изъял, впоследствии реализовал, причинив мне и моей несовершеннолетней дочери своими незаконными действиями моральный и материальный ущерб.

На основании отчета № 30-07/08 об определении рыночной стоимости имущества, стоимость реализованного имущества оценивается в 12 150 (Двенадцать тысяч сто пятьдесят) рублей. На основании квитанции об оплате, стоимость услуг по определению рыночной стоимости имущества оплачена в размере 1000 (Одна тысяча) рублей.

Кроме того, незаконными действиями судебных приставов мне причинен моральный вред, выразившийся в переживаниях по поводу лишения меня и моей дочери имущества, вынужденным обращением в инстанции, потерей личного времени и невозможностью мне и дочери пользоваться указанными предметами бытовой техники. Причиненный моральный вред оцениваю в 5000 (Пять тысяч) рублей.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии со ст. 1071 ГК РФ, в случаях, причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.

Таким образом, вред, причиненный должностным лицом – работником Управления федеральной службы судебных приставов, должен возмещаться за счет казны Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ.

На основании изложенного, прошу суд:

1. Взыскать с казны Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ в пользу Н. сумму в размере стоимости реализованного имущества в размере 12 150 (Двенадцать тысяч сто пятьдесят) рублей;
2. Взыскать с казны Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ в пользу Н. в возмещение морального ущерба 5000 (Пять тысяч) рублей;

Н. __________ 01.08.2008г.

См. документы по данному делу :

Все документы в суд (процессуальные документы):

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава

Добрый день, коллеги! Законодательством установлена возможность возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава-исполнителя. Однако, как показывает практика, возможность эту реализовать крайне сложно. Пример тому — известное дело, рассмотрение которого недавно завершилось в Верховном Суде РФ (дело № А40-119490/2015).

Другие публикации:  Тонировка на машину штраф

Суть дела заключалась в следующем: судебный пристав незаконно снял арест с принадлежащих должнику земельных участков, чем последний и воспользовался, продав их третьему лицу. Действия пристава были признаны незаконными постановлением старшего судебного пристава, кроме того он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия).

Взыскателю было отказано в поданных им исках об обращении взыскания на земельные участки, в связи с тем, что они уже принадлежали иному лицу, и о признании недействительными договоров купли-продажи указанных участков, так как на момент совершения сделок они не были арестованы.

Впоследствии взыскатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов убытков в размере всего долга, который, по его мнению, взыскать уже невозможно — 5 762 151 долларов США 86 центов по курсу ЦБ РФ на дату принятия решения и 25 035 839 рублей 39 коп.

Аргументы сторон в ходе дела оставались неизменными и заключались в следующем.

Истец утверждал, что в результате совершения незаконных действий по снятию арестов с имущества должника утрачена возможность обращения взыскания на земельные участки и, как следствие, возможность полного взыскания задолженности. При этом иного имущества, за счет которого можно было бы удовлетворить требования взыскателя, за 4 года исполнительного производства приставами не найдено (на имевшиеся у должника доли участия в нескольких хозяйственных обществах обращено взыскание и имущество оставлено за взыскателем, в связи с чем взыскатель отказался от иска в части). Арбитражный суд города Москвы в рамках банкротного дела солидарного должника – ЗАО «Лада Инжиниринг Инвест Компани» выявил отсутствие каких-либо активов и у этой фирмы.

Ответчик настаивал на том, что между действиями пристава и причинением убытков отсутствует причинно-следственная связь, кроме того, возможность исполнения судебного акта до сих пор не утрачена – в настоящее время исполнительное производство не окончено, принимаются меры принудительного исполнения. Требования истца могут быть удовлетворены как в рамках неоконченного исполнительного производства, так и в рамках дела о банкротстве общества «Лада Инжиниринг Инвест Компани».

Суды первой и кассационной инстанций встали на сторону истца, суд апелляционной инстанции поддержал ответчика. Точку в этом деле поставил Верховный Суд РФ (далее – ВС РФ), который 15 февраля 2017 года определением по делу № А40-119490/2015 оставил в силе постановление Девятого арбитражного апелляционного суда.

Изложенные в Определении аргументы ВС РФ сводятся к следующему:

  1. Взыскатель не исчерпал все доступные ему средства правовой защиты, чтобы получить удовлетворение своих требований за счет имущества должника, в том числе им не реализованы меры оперативной защиты в виде оспаривания действий Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области.
  2. Взыскателем не осуществлялся эффективный контроль за интересующим его имуществом, заявленные им иски об обращении взыскания на земельные участки и о признании недействительными договоров по их отчуждению были заявлены значительно позже момента нарушения прав истца, к тому же не обжалованы акты судов первой инстанции, что расценивается ВС РФ как «имитация правовой активности в целях облегченного получения удовлетворения требований за счет гарантированных выплат из бюджета государства».
  3. Взыскиваемые истцом денежные средства, предполагают смещение баланса общественных интересов и могут выплачиваться субъектам, продемонстрировавшим исключительно добросовестное поведение (Постановление Европейского суда по правам человека от 20.09.2011 по делу «ОАО «Юкос» против Российской Федерации») и приложившим максимальные профессиональные усилия для достижения положительного результата, но не рассчитывающим в качестве цели предпринимательской деятельности на гарантированные выплаты со стороны государства.
  4. Исполнительное производство в отношении должника не окончено, принимаются меры принудительного исполнения, а факт отсутствия у него и «Лада Инжиниринг Инвест Компани» иного имущества достоверно не установлен. Таким образом, требования общества могут быть удовлетворены как в рамках неоконченного исполнительного производства, так и в рамках дела о банкротстве.

При этом условия удовлетворения иска о возмещении вреда, причиненного незаконным действием (бездействием) судебного пристава-исполнителя четко определены в Постановлении Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 50).

Так, согласно п.п. 82 Постановления Пленума ВС РФ № 50 истец должен доказать следующие обстоятельства:

  • факт причинения вреда;
  • вину причинителя вреда;
  • причинно-следственную связь между незаконными действиями пристава и причинением вреда.

В соответствии с п. 83 Постановление Пленума ВС РФ № 50 в случае предъявления иска о возмещении вреда, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Кроме того, согласно п. 85 Постановления Пленума ВС РФ № 50 если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

Как видно из обстоятельств дела, в данном случае были выполнены все условия, которые ВС РФ сам и установил. При этом, как верно указывал суд кассационной инстанции, ни в одной из инстанций ответчик не представил доказательств, свидетельствующих о том, что возможность исполнения судебного акта суда общей юрисдикции не утрачена.

ВС РФ же осветил данный факт с другой стороны, в качестве одного из оснований для отказа истцу сославшись на то, что факт отсутствия иного имущества достоверно не установлен. При этом обстоятельства дела, в соответствии с которыми в ходе исполнительного производства с 2013 года и по сей день какого-либо имущества для удовлетворения требований взыскателя так и не было найдено, судом приняты во внимание не были, зато значимым фактом суд посчитал, что исполнительное производство еще не окончено.

В связи с этим думается, что теперь возможность получить предусмотренное законом возмещение вреда, причиненного действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, будет ограничена еще одним условием: окончанием исполнительного производства и возвращением взыскателю исполнительного документа в связи с отсутствием имущества, на которое может быть обращено взыскание (ст. ст. 46, 47 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Т.е. взыскателю придется убеждать пристава окончить исполнительное производство, чтобы впоследствии реализовать свое право на возмещение причиненного вреда, что представляется весьма затруднительным и, по сути, является административным барьером для осуществления соответствующего права.

Относительно остальных оснований для отказа в иске непонятно, какие еще средства правовой защиты имел ввиду суд, помимо оспаривания действий Росреестра, что вообще нельзя рассматривать всерьез, т.к. одним из условий удовлетворения такого требования является противоречие действий регистратора закону, а в рассматриваемом случае данное условие явно отсутствовало: аресты на момент регистрации перехода права собственности были сняты, а соответственно, заявление такого требования заведомо проигрышно. Кроме того, весьма сомнительно звучит аргумент про слишком позднее обращение взыскателя за судебной защитой: сроки исковой давности еще никто не отменял, а таких оснований для отказа в соответствующем иске, как «имитация правовой активности», также не предусмотрено.

Интересно заметить, что еще несколько лет назад Высший Арбитражный Суд РФ взыскал с казны вред, причиненный незаконными действиями судебных приставов-исполнителей при схожих обстоятельствах (Постановление Президиума ВАС РФ № 8974/09 от 03.11.2009 по делу А56-19229/2008).

Резюмируя все вышеизложенное, можно прийти к выводу, что главным препятствием для удовлетворения требований истца являлась гипотетическая возможность взыскания денежных средств в ходе исполнительного производства. При этом какие-либо доказательства, достоверно подтверждающие наличие какого-либо имущества у должника, возможность взыскания за счет этого имущества задолженности и размер суммы, которая может быть получена взыскателем вообще не исследовались и, судя по всему, отсутствуют в принципе. К сожалению, при прочтении рассматриваемого Определения не покидало ощущение, что суд только и подбирал сильные аргументы, чтобы отказать в иске и защитить бюджет.

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя: проблематика доказывания (Нахова Е.А.)

Дата размещения статьи: 21.12.2017

Исковой порядок установлен для рассмотрения требований о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения . Защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам гл. 17 Закона об исполнительном производстве , но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя (ст. 1069 ГК РФ ) . Иск о возмещении вреда, причиненного незаконными постановлением, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, предъявляется к Российской Федерации, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств — ФССП России (п. 3 ст. 125, ст. 1071 ГК РФ, подп. 1 п. 3 ст. 158 БК РФ ). Неправильное определение истцом ответчика либо государственного органа, выступающего от имени Российской Федерации, не может влечь за собой отказ в принятии искового заявления, его возвращение, оставление без движения либо отказ в иске только по этому основанию. Суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству в судебном акте указывает ответчиком Российскую Федерацию, привлекает к участию в деле надлежащий государственный орган — ФССП России, наделенный полномочиями выступать от имени Российской Федерации в суде по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя . При удовлетворении иска о возмещении вреда в резолютивной части решения суд указывает на взыскание суммы вреда с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации. Если утрачено или повреждено незаконно изъятое у должника имущество либо если после утраты или повреждения законно изъятого и переданного на хранение имущества должник исполнил свои обязательства перед взыскателем за счет другого имущества, причиненный вред подлежит возмещению должнику, за исключением случаев, когда имущество было передано на хранение (под охрану) самому должнику или членам его семьи. Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение (под охрану) либо законно изъятого у должника и переданного на хранение (под охрану) иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу. Вред также подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика. Если в указанных случаях утраченное имущество являлось предметом залога, на которое судом обращено взыскание, вред подлежит возмещению взыскателю-залогодержателю в размере утраченного заложенного имущества без учета того обстоятельства, имеет ли должник другое имущество, на которое возможно обратить взыскание. При этом истцу необходимо доказать лишь факт утраты такого имущества . По смыслу ч. 1 ст. 89 Закона об исполнительном производстве в случае утраты арестованного имущества, переданного на реализацию территориальным органам Федерального агентства по управлению государственным имуществом, территориальные органы ФССП России вправе требовать от Росимущества (в том числе в судебном порядке) перечисления на депозитные счета структурных подразделений службы судебных приставов, передавших имущество на реализацию, его рыночной стоимости для дальнейшего зачисления денежных средств взыскателям по исполнительным производствам. В удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить (например, при утрате не подвергшегося оценке или ненадлежащим образом оцененного имущества должника, утрате ценных бумаг, рыночная стоимость которых колеблется). В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (п. 5 ст. 393 ГК РФ ). Если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание. В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника. Положения ч. 5 ст. 356 КАС РФ , ч. 4 ст. 321 АПК РФ и ч. 3 ст. 22 Закона об исполнительном производстве, предоставляющие взыскателю право неоднократного предъявления к исполнению исполнительного листа после его возврата, не препятствуют взыскателю, утратившему возможность получить причитающиеся с должника суммы (имущество) в связи с выбытием этого имущества по причине незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, обратиться в суд с иском о возмещении вреда. По смыслу ст. 1081 ГК РФ Российская Федерация в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении, например, при утрате имущества — с лица, которому имущество передано на хранение (хранителя или должника), при использовании недостоверной оценки имущества должника, если эту оценку производил оценщик, — с оценщика. Поскольку в качестве представителя ответчика по основному обязательству о возмещении вреда с Российской Федерации за счет казны Российской Федерации выступает ФССП России, то ФССП России вправе предъявить иск от имени Российской Федерации в порядке регресса к лицу, виновному в причинении вреда.
———————————
Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г. N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» // Российская газета. 30 ноября 2015 г. N 270.
Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» // Российская газета. 6 октября 2007 г. N 223.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. N 5. Ст. 410.
Пункты 80 — 85 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».
Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 145-ФЗ // Российская газета. 1998. 12 августа. N 153 — 154.
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 14 декабря 2015 г. N 33а-21996/2015 по делу N 2-549/2015 // СПС «КонсультантПлюс».
Пункт 83 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 17450/12 по делу N А56-55948/2011 // Вестник ВАС РФ. 2013. N 8; Определение Верховного Суда РФ от 12 декабря 2014 г. по делу N 309-ЭС14-2903, А76-18066/2013 // СПС «КонсультантПлюс» и др.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Российская газета. 1994. 8 декабря. N 238 — 239.
Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 8 марта 2015 г. N 21-ФЗ // Российская газета. 2015. 11 марта. N 49.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Российская газета. 2002. 27 июля. N 137.

Другие публикации:  Налог на землю домодедово мира 26

По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда. То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда. Законность/незаконность действий судебного пристава-исполнителя устанавливается судом в административном судопроизводстве по правилам гл. 22 КАС РФ, арбитражным судом по правилам гл. 24 АПК РФ с учетом разъяснений, содержащихся в п. п. 8 — 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства». На основании ч. 1 ст. 62 КАС РФ лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, если иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам не предусмотрен КАС РФ. Обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле. При этом суд не связан основаниями и доводами заявленных требований по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия), соответственно принятых или совершенных органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами и организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностными лицами, государственными или муниципальными служащими. Обязанность доказывания обстоятельств, указанных в п. п. 1 и 2 ч. 9 ст. 226 КАС РФ (1) нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано соответствующее административное исковое заявление; 2) соблюдены ли сроки обращения в суд), возлагается на лицо, обратившееся в суд, а обстоятельств, указанных в п. п. 3 и 4 ч. 9 и в ч. 10 ст. 226 КАС РФ (3) соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих: а) полномочия органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, на принятие оспариваемого решения, совершение оспариваемого действия (бездействия); б) порядок принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия) в случае, если такой порядок установлен; в) основания для принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия), если такие основания предусмотрены нормативными правовыми актами; 4) соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного оспариваемого действия (бездействия) нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения), — на орган, организацию, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершившие оспариваемые действия (бездействие). В соответствии с ч. 3 ст. 189 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, законности оспариваемых решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, возлагается на органы и лица, которые приняли оспариваемый акт, решение, совершили оспариваемые действия (бездействие).
В силу ст. 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что он причинен не по его вине.
Так, например, истцом должна быть доказана совокупность обстоятельств, влекущих ответственность службы судебных приставов перед предпринимателем в форме возмещения убытков . Требуя возмещения вреда, истец обязан представить доказательства, обосновывающие противоправность акта, решения или действий (бездействия) органа (должностного лица), которыми истцу причинен вред. При этом бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия такого акта или решения либо для совершения таких действий (бездействия), лежит на ответчике .
———————————
Определения Верховного Суда РФ от 7 октября 2016 г. N 304-ЭС16-12826 по делу N А81-1989/2015, от 5 октября 2016 г. N 301-ЭС16-10674 по делу N А43-9631/2015, от 29 августа 2016 г. N 303-ЭС16-10031 по делу N А04-9230/2015 // СПС «КонсультантПлюс».
Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» // Вестник ВАС РФ. 2011. N 8.

Круг доказательств, на которые лица, участвующие в деле, могут ссылаться в подтверждение правомерности (неправомерности) действий судебного пристава-исполнителя, весьма широк и зависит от особенностей конкретного дела. Для установления данных обстоятельств необходимо как минимум изучение судом материалов исполнительного производства, касающихся предмета спора. О представлении в судебное заседание материалов исполнительного производства должна заблаговременно позаботиться заинтересованная сторона. Самостоятельно представить подлинные материалы исполнительного производства должник и взыскатель в силу известных причин не могут, поэтому на стадии подготовки дела к судебному разбирательству они вправе заявить перед судом ходатайство об их истребовании из соответствующего территориального подразделения службы судебных приставов. На практике в подтверждение незаконности действий судебного пристава-исполнителя истцы зачастую ссылаются на вступившие в законную силу решения судов, состоявшиеся по жалобе на соответствующие действия судебного пристава-исполнителя, которыми таковые признаны незаконными . Доказательства причинения вреда также зависят от особенностей конкретного дела. Например, по иску взыскателя о возмещении вреда, причиненного незаконным снятием судебным приставом-исполнителем ареста с единственного автотранспортного средства должника, когда другое имущество у должника, на которое может быть обращено взыскание, отсутствует, а автомобиль после снятия с него ареста был отчужден должником, в подтверждение возникновения вреда и размера убытков истцом могут быть представлены копия исполнительного документа и справка о стоимости автотранспортного средства (в случае спора — заключение экспертизы). Также может быть представлен расчет убытков.
———————————
Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / С.Л. Дегтярев, А.В. Закарлюка, Л.М. Звягинцева и др.; под ред. И.В. Решетниковой. 3-е изд., перераб. М.: Норма, 2005 // СПС «КонсультантПлюс».

Доказательства отсутствия вины судебного пристава-исполнителя также представляются в зависимости от обстоятельств конкретного дела. Так, по иску должника о возмещении вреда, причиненного судебным приставом-исполнителем незаконным взысканием исполнительского сбора, когда незаконность его взыскания установлена решением суда по жалобе на действия судебного пристава-исполнителя, в подтверждение отсутствия вины судебного пристава-исполнителя ответчиком могут быть представлены доказательства добровольной уплаты исполнительского сбора должником .
———————————
Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / С.Л. Дегтярев, А.В. Закарлюка, Л.М. Звягинцева и др.; под ред. И.В. Решетниковой.

Список литературы

Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / С.Л. Дегтярев, А.В. Закарлюка, Л.М. Звягинцева и др.; под ред. И.В. Решетниковой. 3-е изд., перераб. М.: Норма, 2005 // СПС «КонсультантПлюс».