Юсов адвокат

Нотариус Юсов Сергей Евгеньевич

Адрес: 127349, г. Москва, Алтуфьевское шоссе, д.92
Телефон: +7 (499) 200-0810
E-mail: [email protected]

График работы:
Вт-Пт : с 10 до 17 часов, без обеда
Сб : с 10 до 17 часов, обед: с 13 до 14 часов
Пн, Вс : Выходной

Прием по наследственным делам осуществляется по
предварительной записи по телефону: +7 (499) 200-0810.

Схема проезда

Прием платежей

© 1996 — 2018 Нотариус г.Москвы Юсов С. Е.
Лицензия № 000645 от 10 мая 1995 года.
Приказ № 228-ч Начальника Управления юстиции г. Москвы от 19 августа 1998 года.
127349, г. Москва, Алтуфьевское шоссе, д.92 Тел.: +7 (499) 200-0810, E-mail:

Сотрудники нотариальной конторы

Юсов Сергей Евгеньевич
Нотариус

Павельев Роман Васильевич
Исполняющий обязанности

Мартынова Любовь Александровна

Пароконная Ирина Юрьевна

Гуменюк Ольга Анатольевна

© 1996 — 2018 Нотариус г.Москвы Юсов С. Е.
Лицензия № 000645 от 10 мая 1995 года.
Приказ № 228-ч Начальника Управления юстиции г. Москвы от 19 августа 1998 года.
127349, г. Москва, Алтуфьевское шоссе, д.92 Тел.: +7 (499) 200-0810, E-mail:

Краснобаева Марина Леонидовна Партнер, адвокат

Краснобаева Марина Леонидовна — партнер, адвокат коллегии адвокатов «Юков и партнеры».

Работает в Коллегии с 2010 года.

Специализируется на структурировании и сопровождении крупных сделок с недвижимостью и сложных инфраструктурных проектов, а также ведении судебных и арбитражных споров в сфере недвижимости и строительства.

Обладает уникальным опытом сопровождения сложных проектов, связанных с распоряжением государственным и муниципальным имуществом а также инвестиционных проектов. Занимается сопровождением проектов в сфере государственно-частного партнерства.

Имеет обширный положительный опыт сопровождения судебных и арбитражных споров, включая споры о защите права собственности, оспаривание сделок, споров из договоров строительного подряда, оспаривание действий и решений государственных органов, в том числе, с изъятием имущества и земельных участков в государственную собственность, изменения вида разрешенного использования земельных участков, оспаривания кадастровой стоимости земельных участков.

Представляла интересы клиентов в Высшем Арбитражном Суде РФ по целому ряду значимых для развития судебной практики дел.

Неоднократно признавалась в качестве ведущего специалиста на российском рынке в сфере недвижимости, в том числе международным рейтингом Best Lawyers (2014, 2015).

Регулярно выступает с комментариями и публикуется в различных российских и международных изданиях, в том числе в рамках проекта Doing Business Всемирного банка.

В 2006 году с отличием окончила Московскую государственную юридическую академию (МГЮА) по специальности «Юриспруденция». В 2010 году получила степень магистра частного права в Российской школе частного права.

Член Адвокатской палаты города Москвы с 2013 года.

Исследования и аналитика

В разделе собраны материалы по различным аспектам КСО, устойчивого развития, социального партнерства, в том числе статьи, вошедшие в журнал «Бизнес и общество».

Льготы для меценатов в России

Содержит ли закон о рекламе правовые препятствия распространению информации о КСО?

Михаил Соколов, адвокат юридической фирмы «Пинсент Мэйсонс» («Pinsent Masons»)

Правовое и практическое значение возможности признания информации о КСО рекламой

Альтернативно вопрос может быть сформулирован следующим образом: может ли информация о КСО быть признана рекламой? Правовое и практическое значение такого признания: необходимость соблюдения требований законодательства о рекламе, включая возможные ограничения. В числе требований и ограничений: требования к добросовестности и разумности (ст. 5 ФЗ О рекламе), недопущение рекламы некоторых товаров (ст. 7), особенности отдельных способов распространения рекламы (глава 2) и др.

Бизнес и общество

Имеются ли требования или рекомендации Лондонской фондовой биржи (LSE) к компаниям, обращающимся за допуском на биржу, раскрывать нефинансовую информацию или отвечать определенным требованиям нефинансового характера?

Подробная юридическая справка адвоката Михаила Соколова о том, какие требования должна раскрывать о себе компания, подающаяся на Лондонскую фондовую биржу. Со справкой ознакомила представителей компаний Татьяна БАЧИНСКАЯ на круглом столе 28 июня 2013 года.

Читать онлайн «Записки адвоката» автора Каминская Дина Исааковна — RuLit — Страница 29

Они могли не убояться запугиваний дяди Вани, не поверить обещаниям Юсова.

Алик и Саша не смогли выдержать этого нажима. У них не было ни силы характера, ни образования, ни жизненного опыта. Это были обычные деревенские мальчики, которые ни разу в жизни не расставались с родителями, которые воспитывались в условиях беспрекословного послушания взрослым и полного доверия к авторитету образованного человека.

Другие публикации:  Стоимость полиса осаго 2018г

Я убеждена, что никто не может определить предел той сопротивляемости, которой обладает человек. Это трудно сделать даже в отношении самой себя. Многие склонны преувеличивать эти пределы, некоторые недооценивают силу своего собственного характера. Тем более невозможно установить этот предел для другого. Единственное мерило – субъективное эмоциональное мнение оценивающего.

Я поверила Саше.

И тогда мне сразу стали понятны все те грубые нарушения закона, которые допустил следователь Юсов.

Он не мог не понимать, что условия содержания в камере предварительного заключения значительно хуже тюремных, что даже взрослых людей не разрешается содержать там свыше трех суток. Юсов содержал в этих условиях подростков 14 суток. В расчете на то, что сами условия содержания будут способствовать более быстрому признанию.

Закон категорически запрещает содержать совместно в одной камере взрослых и подростков. Раздельное содержание несовершеннолетних – безусловное требование закона. Юсов пошел и на это нарушение, надеясь, что эти два взрослых человека уговорят мальчиков признаться.

Мало того, сам арест Саши и Алика был произведен вопреки закону. И дело не только в том, что Юсов путем обмана увез мальчиков из дома, не объявив им и их родителям о том, что арестовывает их. Основным нарушением закона было то, что Юсов вообще не имел права их арестовывать.

В распоряжении следователя Юсова не было ни одного из перечисленных в законе оснований для ареста.

Саша и Алик не были застигнуты на месте преступления. Гибель Марины была окружена полной тайной, и очевидцев ее не было. Ни на теле, ни на одежде, ни в доме мальчиков ничего, что могло быть отнесено к свидетельству против них, обнаружено не было.

Почему же опытный следователь шел на такое грубое нарушение закона?

Получив это дело для расследования более чем через год после гибели Марины, Юсов видел только один путь расследования – получение признания. Он знал, что мальчиков допрашивали много раз до того, как дело было передано ему. Он знал и о том, что задерживались по подозрению в этом деле и другие люди. Но он сосредоточил все следствие только на Саше и Алике. Он сразу отбросил все остальные версии, как не сулившие ему успеха. Он понимал, что теперь, через столько времени, получить признание в совершении преступления он может, только сломив волю неизобличенного человека. Сломить волю Зуева или Согрина было труднее, чем волю Саши или Алика. Вот почему выбор пал на них. А все нарушения закона стали способом и методом подавления их воли. Я знала, что раньше Юсов делал довольно успешную карьеру следователя. Затем за служебные нарушения был переведен в провинциальную прокуратуру, где работал несколько лет.

Дело Алика и Саши было чуть ли не одним из первых (если не первым), порученных Юсову после возвращения на работу в центральный аппарат Московской областной прокуратуры. Успешное раскрытие этого преступления сулило ему быстрое продвижение по службе (особенно с учетом того, что дело было на контроле в ЦК КПСС).

Юсов мог пойти на нарушение закона в расчете на то, что раскрытие преступления с признанием вины снимет с него ответственность за эти нарушения. (По правилу «Победителей не судят».) И тогда начали одновременно действовать два фактора, между собою связанные. Желание сделать карьеру и страх, что уже допущенные им служебные злоупотребления станут известными.

В этих условиях уже не реальное раскрытие преступления, а только осуждение мальчиков стало его целью. И для достижения этой цели он не останавливался ни перед чем. Фальсификация доказательств стала методом расследования дела.

По советскому закону вся работа следователя должна проходить втайне. Лица, разглашающие данные предварительного следствия, отвечают за это в уголовном порядке. Методика ведения следствия по делу мальчиков была удивительной и непохожей на другие дела еще и тем, что следователь Юсов настойчиво и целеустремленно сам разглашал материалы следствия. Каждому свидетелю, которого Юсов вызывал к себе на допрос, он не только рассказывал обстоятельства дела так, как он считал нужным, но и показывал заключение экспертов-гидрологов. И если жители деревни сомневались вначале, возможно ли вообще было утопить Марину в том месте, на которое показывали Алик и Саша, то, читая заключение экспертизы, они верили ученым и соглашались с тем, что утопить Марину было возможно.

Другие публикации:  Кипрское гражданство как получить

Юсов показывал свидетелям фотографии той одежды, которая была на трупе Марины, – разорванных в клочья спортивных трикотажных брюк. И говорил:

– Видите, они порвали эти брюки, когда раздевали Марину.

Рассказывал Юсов свидетелям только о тех показаниях мальчиков, в которых они признавали свою вину, и только о тех доказательствах, которыми, по его мнению, эта вина подтверждалась.

Юсов создал особую категорию свидетелей – свидетелей признания. Эти люди вызывались в суд только для того, чтобы рассказать, что Юсов допрашивал Алика или Сашу вежливо и спокойно. Ни к чему их не принуждал. И что признавались мальчики добровольно.

Но и остальные свидетели в результате разговоров с Юсовым перестали быть обыкновенными свидетелями, на объективность и добросовестность которых мы могли рассчитывать. Они стали свидетелями убежденными. Те незначительные факты, очевидцами которых они были, обросли таким количеством деталей и соображений, полученных ими от Юсова, что они уже и сами не могли (а зачастую и не хотели) отделить правду от вымысла. Раз от раза показания этих свидетелей становились все пространнее и категоричнее.

Первый процесс. Московский областной суд

К началу процесса у меня с Сашей установился полный контакт. Каждую нашу встречу начинали с того, что он давал мне показания так, как если бы это было в суде. Мне приходилось учить его, как стоять перед судом, когда он обязан вставать, когда и кому он может задавать вопросы. Сама задавала ему множество вопросов. Тех, которые, несомненно, будут задавать ему прокурор и судья.

Все это необходимо потому, что контакты между подзащитным и адвокатом в период процесса очень затруднены. Суд разрешает адвокату беседовать с подзащитным во время перерывов, до и после судебного заседания, но только в присутствии конвоя. Это единственная для подсудимого возможность общаться со своим адвокатом.

Я предупредила Сашу, что такие беседы у нас будут. Учитывая то столкновение, которое у меня уже было с судьей, мы договорились, что Саша сам будет просить разрешение на эти беседы.

И вот первый день.

Дело слушается в большом зале Московского областного суда. Собрались все вызванные свидетели – более ста человек. Для нас с Юдовичем ни одного знакомого лица. Мы никогда раньше их не видели, не слышали звука их голосов. Всегда допрос свидетеля в суде может принести много неожиданностей. А в этом деле?

Нам с Юдовичем надо добиться, чтобы свидетели показывали правду.

И только то, что им действительно известно.

О чем они свидетельствуют?

О времени, когда закончили играть в волейбол, и о времени, когда услышали пение девочек. Или о том, как побледнел Саша, увидев всплывший труп Марины. («Так побледнеть мог только убийца».)

Или о том, что родители Алика плохие люди и, конечно же, в такой семье не мог вырасти хороший сын.

Но суд будет их допрашивать – эти сто человек. И эмоциональный заряд ненависти и мести, который они накопили, будет ежедневно и ежечасно действовать на суд. Укреплять его предубеждение против обвиняемых в том недоверии, которое возникает всегда и которое определяется самим фактом привлечения к уголовной ответственности.

Агентства распространили ложную цитату адвоката Серебренникова по поводу обналичивания средств бухгалтером «Седьмой студии»

Государственные информационные агентства РИА «Новости» и ТАСС распространили сообщения с цитатой адвоката режиссера Кирилла Серебренникова, якобы признавшего в ходе судебного заседания обналичивание 133 миллионов рублей на проекте «Платформа». Однако вскоре выяснилось, что растиражированная цитата адвоката Дмитрия Харитонова является ложной.

Корреспондент РИА «Новости» Сергей Юсов записал за Харитоновым цитату в ходе заседания о продлении домашнего ареста режиссеру «Гоголь-центра»: «Масляева обналичила 133 миллиона рублей, но возвращала их в кассу студии. Деньги были потрачены на проект «Платформа».

ТАСС, в свою очередь, сообщило о том, что Харитонов в суде заявил, что сумма в 130 млн рублей, по версии следствия, похищенная фигурантами дела, — это «те денежные средства, которые, как установило следствие, были обналичены бывшим главным бухгалтером студии Масляевой».

Другие публикации:  Где оформить адресную помощь переселенцам

При этом он отметил, что «Масляева обналичивала денежные средства и возвращала в кассу «Седьмой студии», об этом у следствия есть доказательства, и они представлены в суд». Свое заявление адвокат обосновал показаниями свидетелей и самой Масляевой. По его словам, участие в обналичивании средств принимала и продюсер Екатерина Воронова, находящаяся в розыске.

В это же время Харитонов подчеркнул, что нельзя ставить знак равенства между обналичиванием и хищением средств, которые, по его словам, тратились исключительно «на осуществление театрального проекта «Платформа».

Агентства уличили в ложной цитате адвоката Серебренникова

Вскоре, однако, стало известно, что государственные информационные агентства распространили ложную цитату адвоката Харитонова. На это, в частности, указала журналистка Арина Бородина.

«Ничего подобного Харитонов не говорил. Корреспондента РИА Сергея Юсова, автора сообщения, мы нашли в коридоре Басманного суда, поднялся гул, и он признал ошибку. Он был растерян и не мог объяснить, как он так дал информацию. Он поговорил тут же в коридоре с Харитоновым, он ему объяснил, что этого не звучало и близко!» — написала она на своей странице в Facebook.

Бородина подчеркнула, что Масляева никак не могла обналичить сумму в 133 млн рублей. «Это сумма всего обвинения. И тем более такого не говорил адвокат. Сергей дал на ленту РИА поправку. Но как же легко исказить суть!» — отметила журналистка.

«Справедливости ради Сергей Юсов, работавший до этого, как он сказал, 5 лет в «Интерфаксе», признал ошибку и в целом нормально отреагировал. Я не знаю, будет ли эта поправка, но это ложь о признании адвокатом обналички в 133 миллиона рублей в деле «Седьмой студии». Этого не было. И в суде не звучало», — резюмировала Бородина.

Позднее сам Харитонов уточнил в разговоре с корреспондентом телеканала «Дождь», что, говоря о сумме обналиченных средств, он на суде цитировал следствие и показания Масляевой, объясняя, что «обналичивание средств не равнозначно их хищению».

Отметим, что на момент написания заметки правок в первоначальном материале РИА «Новости» про заявление Харитонова об обналичивании средств не было.

Во вторник, 16 января, Басманный суд Москвы продлил домашний арест режиссеру Серебренникову и другим обвиняемым по делу «Седьмой студии» до 19 апреля.

Кроме того, суд продлил до той же даты срок содержания под стражей экс-главе «Гоголь-центра» Алексею Малобродскому и домашний арест гендиректору «Седьмой студии» Юрию Итину.

Ранее суд продлил до 19 апреля домашний арест и Нине Масляевой, признавшей вину в хищении бюджетных денег. Следователь, мотивируя свое ходатайство, заявил, что дело Масляевой завершено и выделено в отдельное производство.

Накануне Следственный комитет РФ завершил следственные действия. Сумма ущерба выросла с называвшихся ранее СКР 68 млн до 133 млн рублей — такая сумма указана в окончательной редакции обвинительного заключения. В настоящее время потерпевшая сторона уже знакомится с материалами дела. Уголовное дело насчитывает около 120 томов.

Юсов Сергей Евгеньевич

Северо-Восточный административный округ

Станц. метро: Алтуфьево

Телефон: +7 (499) 2000810

Работает по субботам

Номер лицензии на право нотариальной деятельности: 000645 от 10.05.1995

Номер приказа о назначении на должность: 228-ч от 19.08.1998

Время работы:
вторник, среда, четверг, пятница — 09.00-18.00, перерыв — 13.00-14.00
суббота — 10.00-17.00, перерыв — 13.00-14.00

Наследственные дела к имуществу граждан, умерших после 31.07.2005, по программе «Наследство без границ» открываются у любого нотариуса г. Москвы.
В иных случаях наследственные права оформляет нотариус, за которым была закреплена улица, где проживал наследодатель на момент смерти. О закреплении улиц можно узнать, обратившись в Московскую городскую нотариальную палату.

(цены указаны для ознакомления, уточнять в нотариальных конторах)

Юридическая помощь, консультации адвокатов:
Московская межрайонная коллегия адвокатов 115191, город Москва, ул- ца Большая Тульская, д. № 10 , 8(495) 2211237
Московская межрайонная коллегия адвокатов 105064, город Москва, ул- ца Земляной вал, д. № 3/1, стр-е 7, офис. 35 , 8(495) 2211237
Юристы и адвокаты, юридическое бюро 124681, город Зеленоград, ул- ца Заводская, д. № 16А , 8(985) 7640033