Судебная практика по необходимой обороне гражданское право

Энциклопедия судебной практики. Обязательства вследствие причинения вреда. Причинение вреда в состоянии необходимой обороны (Ст. 1066 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Обязательства вследствие причинения вреда. Причинение вреда в состоянии необходимой обороны
(Ст. 1066 ГК)

1. Понятия необходимой обороны гражданское законодательство не содержит

В силу ст. 1066 ГК РФ не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны.

Вместе с тем гражданское законодательство не содержит понятия необходимой обороны. Она содержится в уголовном законодательстве РФ и определяется ст. 37 УК РФ. Так, необходимая оборона — это защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

В силу ст. 1066 ГК РФ не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны.

Вместе с тем гражданское законодательство не содержит понятия необходимой обороны. Она содержится в уголовном законодательстве РФ и определяется ст. 37 УК РФ. Так, необходимая оборона — это защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

В силу статьи 1066 ГК РФ не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны.

Понятие необходимой обороны гражданское законодательство не содержит. Согласно статье 37 УК РФ необходимая оборона — это защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

2. Действия не признаются совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении мер защиты отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом

В правоприменительной практике, ориентируемой постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 года N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных частью второй статьи 37 УК Российской Федерации, понимается совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья); таким посягательством признается совершение и иных деяний (действий или бездействия), в том числе по неосторожности, предусмотренных Особенной частью УК Российской Федерации, которые хотя и не сопряжены с насилием, однако с учетом их содержания могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда (абзацы первый и второй пункта 3); действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено, и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом (пункт 7).

Действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено, и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом.

Из смысла закона следует, что действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено, и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом.

По смыслу ст. 37 и п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от «данные изъяты» «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено, и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось обороняющимся лицом.

По смыслу закона действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено, и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось обороняющимся лицом.

Действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено, и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом.

Действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено или пресечено, и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом.

Действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено, и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом.

Действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено, и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом.

Суд обоснованно не усмотрел признаков необходимой обороны в действиях Р.И.А. Таковые в заданной ситуации отсутствуют, поскольку по смыслу закона действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было окончено, и в применении мер защиты явно отпала необходимость.

3. При причинении вреда в состоянии необходимой обороны размер возмещения определяется судом в зависимости от степени вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда

Размер возмещения определяется судом в зависимости от степени вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда.

В соответствии с п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» при причинении вреда в состоянии необходимой обороны (статья 1066 ГК РФ) вред возмещается на общих основаниях (статья 1064 ГК РФ) только в случае превышения ее пределов. Размер возмещения определяется судом в зависимости от степени вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда.

Размер возмещения определяется судом в зависимости от степени вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда.

Размер возмещения определяется судом в зависимости от степени вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда.

Размер возмещения определяется судом в зависимости от степени вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда

Согласно разъяснениям, данным в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», размер возмещения определяется судом в зависимости от степени вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда.

4. Вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, если он не был причинен умышленными действиями, явно несоответствующими характеру и опасности посягательства

Вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, если при этом не были превышены ее пределы, то есть не были совершены умышленные действия, явно несоответствующие характеру и опасности посягательства.

5. Причинение вреда при превышении пределов необходимой обороны является противоправным действием

Причинение вреда в случае превышения пределов необходимой обороны является противоправным действием.

Причинение вреда в случае превышения пределов необходимой обороны является противоправным действием.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.

Верховный Суд разъяснил положения УК о необходимой обороне

Судам сообщили, что именно нужно учитывать, разрешая вопрос о превышении пределов необходимой обороны. ВС РФ велел отграничивать убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны от убийства и причинения тяжкого вреда здоровью в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Постановление дает ряд других рекомендаций.

Верховный Суд РФ разъяснил положения Уголовного кодекса о пределах необходимой обороны. Этому вопросу посвящено Постановление Пленума ВС РФ № 19 от 27 сентября 2012 г. Оно касается применения законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление. Пленум затронул вопросы, связанные с нормами статей 37 и 38 УК РФ.

Судам сообщили, какие факторы нужно учитывать, разрешая вопрос о превышении пределов необходимой обороны. Пленум обратил внимание, что причиненный в состоянии необходимой обороны вред не подлежит возмещению, если не были превышены ее пределы. Это предусматривает статья 1066 ГК РФ. Постановление подчеркивает еще один важный нюанс. Не признается находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое спровоцировало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий.

Верховный Суд призвал не путать определенные понятия: убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны (часть 1 статьи 108 и часть 1 статьи 114 УК РФ), и, соответственно, убийство и причинение тяжкого вреда здоровью в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (статья 107 и статья 113 УК РФ). Судам посоветовали учитывать эмоциональное состояние оборонявшихся. Особое внимание велели уделить, к примеру, ситуации с ночным визитом грабителей в дом.

Другие публикации:  Договор на эксплуатацию пути необщего пользования

В документе даются, в частности, следующие разъяснения и рекомендации:

1. Обратить внимание судов на то, что положения статьи 37 УК РФ в равной мере распространяются на всех лиц, находящихся в пределах действия Уголовного кодекса Российской Федерации, независимо от профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.

2. В части 1 статьи 37 УК РФ общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица. О наличии такого посягательства могут свидетельствовать, в частности:

  • причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов);
  • применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т.п.).

Непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

3. Под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных частью 2 статьи 37 УК РФ, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья).

При выяснении вопроса, являлись ли для оборонявшегося лица неожиданными действия посягавшего, вследствие чего оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения (часть 21 статьи 37 УК РФ), суду следует принимать во внимание время, место, обстановку и способ посягательства, предшествовавшие посягательству события, а также эмоциональное состояние оборонявшегося лица (состояние страха, испуга, замешательства в момент нападения и т.п.). В зависимости от конкретных обстоятельств дела неожиданным может быть признано посягательство, совершенное, например, в ночное время с проникновением в жилище, когда оборонявшееся лицо в состоянии испуга не смогло объективно оценить степень и характер опасности такого посягательства.

. Правомерные действия должностных лиц, находящихся при исполнении своих служебных обязанностей, даже если они сопряжены с причинением вреда или угрозой его причинения, состояние необходимой обороны не образуют (применение в установленных законом случаях силы сотрудниками правоохранительных органов при обеспечении общественной безопасности и общественного порядка и др.).

Разъяснить судам, что состояние необходимой обороны может иметь место в том числе в случаях, когда:

  • защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но исходя из обстоятельств для оборонявшегося лица не был ясен момент его окончания и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается;
  • общественно опасное посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения посягательства или по иным причинам.

При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (часть 1 статьи 37 УК РФ), а также в случаях, предусмотренных частью 21 статьи 37 УК РФ, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу.

11. Разъяснить судам, что уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в части 2 статьи 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Судам надлежит иметь в виду, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты.

Постановление Пленума ВС СССР от 16 августа 1984 года № 14 признано недействующим.

По информации «Делового Петербурга», первоначально Суд допускал защиту от заведомо незаконного применения силы со стороны сотрудников правоохранительных органов. Речь шла, в частности, о конфликтах с полицией в ходе массовых акций. Впоследствии эту формулировку из документа убрали.

Добавим, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Это закреплено в статье 45 Конституции РФ. Норма о необходимой обороне служит одной из гарантий реализации этого права. Она обеспечивает защиту личности и прав обороняющегося, других лиц, а также интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

Напомним, Верховный Суд РФ — высший судебный орган по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции. Это прописано в законе «О судебной системе Российской Федерации».

в) Необходимая оборона против невменяемых и малолетних лиц

Так, профессор И.И. Слуцкий развивал взгляд, согласно которому оборона допустима лишь против преступного посягательства. А так как «преступление — это не только общественно опасное, но и виновное действие», то, по его мнению, необходимая оборона против душевнобольных, детей не может считаться правомерной. Отсюда И.И. Слуцкий допускал одно исключение: защита против нападения со стороны невменяемого должна рассматриваться как необходимая оборона только при том условии, если защищающийся не знал о том, что нападающий является умалишенным. Такая постановка вопроса не вытекает из сущности необходимой обороны.

«Нельзя признать правильным утверждение И.И. Слуцкого, — пишет профессор Т.В. Церетели, — что характер действий нападающего меняется в зависимости то того, считает ли обороняющийся нападающего здоровым или душевнобольным. Заблуждение обороняющегося относительно

состояния здоровья нападающего не может превратить непротивоправное действие в противоправное».5 С этим выводом согласен профессор Шавгулидзе Т.Г.: «Состояние необходимой обороны является объективной реальностью, которая создана объективно общественно опасным посягательством. Знание или незнание обороняющимся субъективного состояния нападающего не может изменить характера посягательства и тем создать или исключить состояние необходимой обороны».

Некоторые юристы предлагают установить ограниченное право необходимой обороны против общественно опасных, но невиновных посягательств. Так, профессор А.А. Пионтковский считает, что «если возможно избежать нападения, не причиняя вреда нападающему, то применение необходимой обороны нельзя считать правомерным». Это ограниченное право на необходимую оборону, по мнению А.А. Пионтковского, должно быть установлено для тех, кто знает субъективное состояние нападающего. С выводом последнего согласен Х.М. Ахметшин: «Нельзя распространять условия необходимой обороны, — пишет он, — на случаи отражения общественно опасных посягательств со стороны заведомо невменяемых лиц».

С такими выводами согласиться никак нельзя. И совершенно прав был профессор Т.Г. Шавгулидзе, когда писал, что «признание ограниченного права необходимой обороны лишь для тех обороняющихся, которые знают о невиновности общественно опасного посягательства, значит решать вопросы объективного характера с чисто субъективных позиций. Необходимая оборона — это не наказание или саморасправа. Она является лишь средством защиты правовых интересов. Поэтому правомерность причинения вреда

посягающему определяется объективной опасностью посягательства, а не субъективным состоянием нападающего».

Таким образом, мы допускаем возможность применения необходимой обороны против невиновного общественно опасного посягательства и хотелось бы, чтобы судебная практика шла именно по этому пути.

Если обратиться к опыту урегулирования этого вопроса в уголовном законодательстве некоторых зарубежных стран, то однозначного ответа в его решении получить будет нельзя. Так, уголовное законодательство Франции запрещает применять защиту от посягательства, которое совершается малолетним лицом, психически больным либо калекой, если имелась возможность спастись бегством и уклониться от посягательства

В Румынии «для признания нападения неправомерным необходимо, чтобы лицо, совершающее нападение, могло отдавать себе отчет в правомерности или неправомерности своих действий. Если нападение совершается, например, невменяемым или малолетним, то не возникает состояние необходимой обороны, а создаются условия для действий в силу крайней необходимости».

Верховный суд Польши определил, что необходимая оборона может быть применена против малолетних лиц либо невменяемого лица, которые не являются субъектами уголовного права.

Необходимая оборона, по УК Индии, возможна против действий малолетнего, т.е. лица, в силу возраста не являющегося субъектом преступления, а также душевнобольного, либо лица, находящегося в опьянении.

Некоторые юристы приходят к мнению, что при отражении противоправного посягательства со стороны малолетнего либо

невменяемого необходимая оборона должна наделяться специфическими признаками. Если известно, утверждают они, что посягает малолетний либо невменяемый, то по мере возможности необходимо уклониться от такого посягательства, позвать на помощь других лиц, а если это невозможно, то стремиться в процессе необходимой обороны причинить минимальный вред посягающему.

Существует и другая точка зрения, но схожая с только что названной. Так, Флетчер Дж.и Наумов А.В. пишут, что «бывают такие посягательства, которые по формально-юридическим признакам не являются уголовно наказуемыми. Например, посягательство. со стороны невменяемого лица или лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Необходимая оборона от таких посягательств также допустима. Другое дело, что в этих случаях, исходя из нравственных соображений, осуществляющий свое право на необходимую оборону должен быть особенно внимателен к пределам реализации своего права, должен стремиться к тому, чтобы причинить наименьший вред в подобной ситуации либо уклониться от посягательства. Лицо, предпринявшее все меры для уклонения от посягательства невменяемого (убегает, зовет на помощь), заслуживает нравственного одобрения, а не осуждения, ибо в этом случае оно поступает так не из-за трусости, а по соображениям гуманизма. ».

под другие условия — это значит поставить жизнь и здоровье такого лица в опасность. Поэтому. необходимая оборона в равной степени допустима как против общественно опасных действий психически нормальных людей, так и против непреступных общественно опасных действий лиц невменяемых». Показательно в связи с этим уголовное дело, рассмотренное Красноярским краевым судом 23 декабря 1997 г. Из материалов дела следует, что группа лиц с использованием душевнобольного Донца В.В. вымогала деньги у гр. Рукавишниковой Н.Б. Последняя обратилась с заявлением в ОВД. Работник милиции Корниенко Ю.П. в составе оперативной группы в целях пресечения преступления стал преследовать Донца В.В., пытавшегося скрыться с места происшествия. Когда Донец забежал в ограду дома, Корниенко, представившись Донцу и показав последнему удостоверение, потребовал прекратить уклоняться от задержания. Однако Донец, отказываясь выполнить законные требования работника милиции, отобрал у владельца усадьбы Банькина вилы, насаженные на черенок, и с целью воспрепятствования законной деятельности Корниенко Ю.П. и лишения жизни работника милиции, путем выпада вперед, нанес Корниенко удар зубьями вил в грудь, но последний уклонился от удара и применил табельное оружие на поражение. Судом было установлено, что Корниенко знал, что Донец психически больной человек. Психически больной, попав в стрессовую ситуацию, не мог контролировать своих действий, когда убегал от человека, преследовавшего его с пистолетом в руках.. И оборонительные действия Корниенко, когда Донец схватился за вилы, не превышали пределов необходимой обороны.

Другие публикации:  Штраф за продажу алкоголя без лицензии в кафе

Таким образом, суд признал действия Корниенко правомерными, т.е. совершенными в состоянии необходимой обороны

Что касается стремления причинения минимального вреда малолетнему посягающему, то с этим согласиться можно, но ни в коей мере нельзя уклоняться от этого посягательства, иначе малолетний преступник почувствует свое превосходство над окружающими людьми, а это, в свою очередь, ведет к совершению более тяжких преступлений, к их неоднократности. Нужно активно’ отражать посягательства малолетних, чтобы они с раннего возраста знали, что против неправомерных действий всегда будут предприняты контр действия. И особенно это актуально в наши дни, когда молодеет преступность и все чаще общественно опасные деяния совершаются в 12-ти и 13-ти-летнем возрасте. В последние годы резко усилилась агрессивность, дерзость и жестокость совершаемых подростками насильственных преступлений, в особенности групповых. Подростковая преступность втягивается в организованную преступность. По данным Министерства внутренних дел и Министерства юстиции Российской Федерации в настоящее время интенсивно возрастает криминализация подростковой среды. За 1994-1998 гг. малолетними и с их участием совершено 189,3 тысячи преступлений или каждое десятое преступление из числа раскрытых, 142,2 тысячи преступлений из этого числа относятся к тяжким и особо тяжким. Допуская возможность применения акта необходимой обороны против малолетних лиц и возможного причинения им при этом какого-либо вреда, все же, думается это необходимо делать еще с одной целью. Рассматривая институт необходимой обороны как один из элементов борьбы с преступностью, мы ассоциируем это понятие прежде всего с пресечением преступных действий. В данном случае с пресечением преступных действий подростков. Подростковая преступность является частью преступности общей, и ее профилактика должна быть встроена в единую систему профилактики преступности в стране. Цель контр действий по отражению посягательства со стороны подростка должна состоять прежде

всего не только в ликвидации опасности причинения вреда с его стороны, но и доставлении этого лица в правоохранительные органы для проведения с этим подростком профилактической работы.

Именно ранняя профилактика — ядро всей системы предупреждения совершения преступлений со стороны подростковой среды. Она должна определять преобладание мер помощи и поддержки, мер социальной защиты подростков, мер воспитательно-педагогического воздействия. Ведущая роль ранней профилактики связана с тем, что она наиболее эффективна, поскольку направлена на устранение и нейтрализацию источников криминогенных влияний, еще не успевших пагубно воздействовать на подростка, либо на снятие относительно слабых дефектов его личности, еще не превратившихся в стойкую позицию. Ранняя профилактика оставляет резерв времени для дальнейшего предупредительного воздействия на подростка и искоренения криминогенных черт его характера. Вот почему очень важно противодействовать преступным действиям подростков и доставления их в правоохранительные органы. Важную роль в этом и должен играть институт необходимой обороны уголовного права РФ.

В уголовном законе нет никаких ограничений на право применения необходимой обороны против общественно опасных действий невменяемых и малолетних лиц, но в то же время отсутствует прямое разрешение на отражение общественно опасных действий последних. Поэтому, во избежание противоречий по данному вопросу необходимо законодательно урегулировать возможность применения акта необходимой обороны против общественно опасных действий невменяемых и малолетних лиц.

Запредельная оборона

Как следует из пояснительной записки к документу, в большинстве случаев у жертв нападения нет возможности незамедлительно обратиться в полицию, и они вынуждены рассчитывать только на свои силы. Подчеркивается, что в случае смерти нападавшего правоохранительные органы чаще исходят из того, что пределы самообороны были превышены.

Отдельно автор законопроекта остановился на неоднозначности правоприменительной практики законодательства о самообороне в случае реализации права на необходимую оборону в целях защиты третьего лица, находящегося в заведомо беспомощном состоянии, в частности несовершеннолетнего.

Проектом закона предлагается внести изменения в ст. 37 УК РФ «Необходимая оборона» с целью уточнения обстоятельств, исключающих преступность деяний при самообороне. Так, ч. 1 указанной статьи после слов «применения такого насилия» предлагается дополнить словами «а также в случае незаконного вторжения посягающего лица в жилище обороняющегося либо в иное помещение, используемое обороняющимся на законных основаниях, при угрозе применения насилия к обороняющемуся или другому лицу».

Также предлагается добавить пункт следующего содержания: «Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося в случае угрозы применения посягающим лицом любых действий насильственного характера в отношении лиц, находящихся в заведомо беспомощном состоянии».

Автор законопроекта привел в пример случай, когда житель Санкт-Петербурга спас своего 8-летнего пасынка от насильственных действий со стороны педофила. При этом суд посчитал доказанной его вину «в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть человека», и приговорил его к двум с половиной годам колонии строгого режима.

Старший партнер КА «Дефенден Юстицио» Дмитрий Дядькин оценил такую инициативу как положительную. «Несмотря на значительное количество изменений, которые вносились в ст. 37 УК РФ, она до сегодняшнего дня остается малоэффективной. К сожалению, механизмы правоприменения не дают возможности исключать уголовную ответственность для лиц, прибегнувших к праву на необходимую оборону», – указал он.

По его словам, данные нововведения существенно расширяют пределы правомерности необходимой обороны, и их следует положительно оценивать в качестве мер, позволяющих гражданам прибегать к данному институту защиты своих прав.

В то же время, по мнению адвоката АП г. Москвы Евгения Москаленко, необходимая оборона – тот случай, когда споры ведутся ради споров. Эксперт подчеркивает, что в предлагаемом дополнении к ч. 1 ст. 37 УК РФ нет новизны, поскольку действующая формулировка включает в себя случаи необходимой обороны при вторжении в жилище: «не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося…»

«Вторжение посягающего в жилище либо иное помещение, используемое им на законных основаниях, – это случай нарушения прав обороняющегося, который позволяет прибегать к обороне и защите жилища или иного помещения на основании действующей редакции; конкретизация приведет только к очередным двусмысленным трактовкам», – пояснил он.

По его словам, законодатель в действующей редакции данной статьи хорошо сформулировал принципы необходимой обороны. Проблема ее применения и освобождения от уголовной ответственности связана не с тем, что понятие необходимой обороны прописано в Кодексе недостаточно четко и полно, а с правоприменительной практикой, которая идет откровенно и порой умышленно вразрез с принятыми нормами.

Иногда принимаются незаконные приговоры по случаям необходимой обороны, причем как в пользу обвиняемого, так и в пользу потерпевшего, добавил адвокат. «Незаконный приговор, даже когда всем понятно, что в нем нарушены нормы материального права, крайне сложно оспорить, и причинами тому являются палочно-галочная система и принципы соблюдения статистики, которая ни при каких обстоятельствах не должна быть нарушена. Вот что необходимо менять, а ст. 37 УК РФ лучше оставить в покое», – заключил он.

Стоит отметить, что законопроект не был поддержан Верховным Судом РФ, в отзыве которого указывается, что положения ст. 37 УК РФ в действующей редакции гарантируют право на причинение вреда при защите от общественно опасного посягательства на жизнь и здоровье любых лиц, в том числе находящихся в беспомощном состоянии, и в любом месте, включая случаи защиты от посягательства, осуществляемого с незаконным проникновением в жилище или иное помещение. Соответствующие разъяснения даны в Постановлении Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».

Также в проектной ч. 2.2 указанной статьи предусматривается введение в существующую норму оценочного понятия «любые действия насильственного характера» и понятия «действия обороняющегося», содержание которых не определено, подчеркивается в официальном отзыве.

Инициатива не поддержана и Правительством РФ, в отзыве которого подчеркивается, что ранее уже рассматривались и не были поддержаны проекты законов о внесении изменения в ст. 37 УК РФ и о внесении изменений в УК РФ в связи с совершенствованием законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при защите собственности, имеющие аналогичный предмет правового регулирования.

ВС признал необходимой самообороной полсотни ножевых ударов, от которых скончались двое обидчиков

Верховный суд РФ не посчитал превышением пределов необходимой обороны более 50 ножевых ударов жертвы двум ее обидчикам, от которых они скончались на месте, говорится в кассационном определении суда.

Ранее в ВС с кассационной жалобой обратился осужденный из Алтайского края. Согласно материалам его дела, мужчина вместе с двумя приятелями употреблял спиртное в арендуемой одним из них квартире. В ходе вечера возник конфликт, который перерос в драку – знакомые начали избивать гостя. Так, один из них бил его кулаками по голове и телу, а другой схватил нож. Жертве удалось перехватить нож и начать отбиваться. В результате, он нанес одному из нападавших не менее 23 ударов, а второму не менее 29. Оба скончались на месте. После этого в квартире произошло возгорание – обгорели тела, половики и мебель.

В августе прошлого года Алтайский краевой суд признал мужчину виновным по ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны) с назначением года ограничения свободы и по ч. З ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ (попытка умышленного уничтожения или повреждения имущества) с назначением года и трех месяцев колонии-поселения. По совокупности преступлений мужчине был назначен год и четыре месяца колонии-поселения.

ВС, рассмотрев материалы дела и изучив приговор, отменил его в части осуждения по ст. 108 УК РФ с правом на реабилитацию для осужденного, а во второй части отправил на пересмотр.

Верховный суд, указал, что вывод суда первой инстанции о том, что переход ножа от нападавших к обороняющемуся может свидетельствовать об окончании посягательства и отсутствию угрозы для последнего, не верен и противоречит установленному судом способу и интенсивности нападения. А поскольку имело место посягательство, предусмотренное частью первой, а не второй статьи 37 УК РФ, обороняющийся, причиняя вред нападавшим, не вышел за пределы необходимой обороны, заключил ВС.

Отправляя на пересмотр материалы дела о поджоге квартиры, ВС указал, что судом первой инстанции не дано оценки тем обстоятельствам, что возгорание могло произойти от непотушенных окурков, а не из-за сознательных действий подсудимого.

Необходимая оборона: судебная практика

Действующее Российское законодательство исходит из принципов защиты прав и интересов граждан. В некоторых ситуациях гражданин вынужден переступить требования закона, чтобы пресечь более тяжелые последствия в результате противоправных действий других лиц. Данные действия именуются – «необходимая оборона». Статья 37 Уголовного Кодекса РФ определяет, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Таким образом, закон закрепляет право на оказание активного сопротивления каждому гражданину, при этом исключается его ответственность в случае причинения вреда злоумышленнику. Однако судебная практика по необходимой обороне носит не такой однозначный характер и зачастую суды трактуют действия обороняющегося в схожих ситуациях совершенно противоположно.

Другие публикации:  Приобретение жилья под материнский капитал в сбербанке

Вопросы квалификации

Особенности рассмотрения дел по необходимой обороне разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ №19 от 27.09.2012 г. Согласно данному документу, а также УК РФ, необходимая оборона допустима в том случае, если в отношении обороняющегося или иного лица совершается деяние, создающее реальную угрозу жизни, либо нападающий высказывает угрозу совершения подобных действий. В Постановлении указывается, что такими действиями могут быть:

  • Причинение вреда здоровью вне зависимости от степени тяжести;
  • Применение оружия или предметов используемых в качестве оружия;
  • Высказывание угрозы обороняющемуся или другому лицу, при этом нападающий в состоянии её воплотить в реальность;
  • Демонстрация оружия или предметов, используемых в качестве оружия, сопряженная с угрозой и возможностью его применения.

Верховный Суд уточнил, что указанные действия должны быть в реальности, то есть действия третьих лиц должны носить явную направленность на совершение указанных противоправных деяний в отношении обороняющегося или других лиц. К примеру, суд города Т. признал виновным по ч. 1 ст. 111 УК РФ гражданина Б, нанесшего многочисленные рубленные раны гражданину В., в результате которых у В. была ампутирована рука. Из материалов дела следовало, что Б. поздно вечером возвращался домой с рыбалки. Подходя к подъезду, увидел двух молодых людей, пьющих пиво. Когда Б. зашел в подъезд услышал, что молодые люди зашли вслед за ним. Как пояснил Б., это показалось ему подозрительным, и он достал из рюкзака туристический топорик. Поднявшись на свой этаж, мужчина остановился, через минуту на площадки показались молодые люди, в руках одного из них была недопитая бутылка пива. Б. показалось, что держащий бутылку стал замахиваться, и поэтому бросился на него и стал на носить удары топором по руке, в которой была зажата бутылка. Следствие установило, что молодые люди являлись соседями Б., и они поднимались к себе домой, в их действиях не было направленности на причинение вреда Б. Учитывая все обстоятельства по делу, суд отказался признать действия Б. необходимой обороной и привлек его к уголовной ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью.

В Постановлении Пленума ВС РФ указывается, что суд при оценке реальности угрозы должен учитывать степень неожиданности в действиях посягавшего для обороняющегося. В частности в судебном заседании устанавливаются все обстоятельства сложившейся ситуации: место происшествия, окружающая обстановка, время суток, способ посягательства, эмоциональное и психическое состояние обороняющегося. К примеру, гражданин Г. в результате нескольких ударов палкой по голове гражданина М. причинил его здоровью вред средней степени тяжести. Удары были нанесены при следующих обстоятельствах: Г. в темное время суток проходил через арку во двор, уже на выходе из арки к нему подскочил М., угрожая ножом, закричал: «Бабки быстро!». Г., оценив обстановку, бросился в сторону и, видя, что М. преследует его, выхватил из мусорного контейнера палку и несколько раз ударил нападавшего по голове. Суд расценил действия М. как совершенные в состоянии необходимой обороны, исключающем его виновность.

В похожей ситуации гражданин Р. Был признан виновным по ст. 116 УК РФ – «Побои». По материалам дела, Р. в дневное время проходил через арку и на выходе из неё заметил мужчину – гражданин П. Когда Р. с ним поравнялся, мужчина неожиданно подбежал к нему и закричал: «Денег дай!». Р. отбежал в сторону, увидел лежащий на земле сломанный черенок от метелки, схватил его, вернулся к арке и стал наносить удары П. В результате ударов П. были нанесены повреждения, не причинивших вреда здоровью. Суд не согласился с доводами Р., что он действовал в рамках необходимой обороны, так как он мог осознавать реальную степень опасности действий со стороны П., и тем самым принять меры по равноценной обороне, в том числе и вовсе исключить возможность нападения, так как Р. был соседом П. и знал особенности его поведения.

Совет: в ситуациях, когда можно исключить нападение, например, пройти по другой дороге, обойти агрессивно настроенного гражданина и т.д., лучше воспользоваться наиболее безопасным вариантом, так как не исключено, что в дальнейшем при рассмотрении дела о необходимой обороне суд сочтет действия обороняющегося как провоцирующие на нападение, потому что он мог избежать его.

Кстати, своевременность действий обороняющегося также является необходимым обстоятельством, подлежащим доказыванию в суде. В Постановлении говорится, что право на необходимую оборону возникает с момента появления угрозы совершения противоправного деяния в отношении обороняющегося и прекращается с момента, когда нападающий не сможет далее совершать противоправное деяние. Отметим, что момент прекращения возможности самообороны может возникнуть как от действий обороняющегося, так и от иных обстоятельств, которые препятствуют нападающему совершать преступные действия. К примеру, суд города В. признал виновной гражданку К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ – «убийство». По материалам дела: К. шла по улице, и из одного из подъездов к ней выскочил молодой человек – гражданин П.. П. схватил девушку и попытался затащить в подъезд. К. громко закричала, и в этот момент в одной из квартир подъезда хлопнула дверь. П. отпустил девушку и бросился бежать по улице, но, споткнувшись, упал. К., видя, что молодой человек лежит на земле и не может встать, подошла к нему и стала кидать в него обломки кирпичей из кучи строительного мусора. Как было установлено в ходе судебно-медицинской экспертизы, в результате падения К. сломал ногу, поэтому не мог встать, а в результате многочисленных попаданий обломков кирпичей, брошенных К., им получено несколько травм, несовместимых с жизнью. К. в своих показаниях указывала, что свои действия совершала в качестве необходимой обороны. Однако суд не согласился с её доводами, указав, что в момент нанесения вреда П. уже не мог совершить в отношении К. противоправные деяния, и она это осознавала, но совершила действия, направленные на лишение жизни гражданина П.

Определение пределов обороны

С вопросами правильной квалификации действий обороняющегося, совершенных в состоянии необходимой обороны, тесно связано понятие её пределов. Согласно действующему законодательству, нападающему может быть причинен вред в размере, не превышающем степень опасности его действий. Сложившаяся судебная практика по делам о необходимой обороне показывает, что суд, помимо всех обстоятельств, рассмотренных выше, учитывает уровень подготовки обороняющегося, его психологические и физические особенности, а также характер угрозы его жизни, в том числе и возможность её избежать. К примеру, гражданина В. признали виновным в причинении средней степени вреда здоровью двум лицам. Судом было установлено, что В. шел на работу и видел, что у одного из торговых киосков стоят двое мужчин, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, и настроены они агрессивно. Когда В. поравнялся с ними, мужчины попытались остановить его, в этот момент В. выхватил нож и нанес каждому из нападавших несколько ранений. Суд определил действия В. как превышающие пределы необходимой обороны. В качестве обоснования своего решения суд указал на следующие обстоятельства: В. мог избежать нападения, так как мог пройти по другой дороге; характер действий нападавших не требовал активного применения холодного оружия для самообороны; В. владеет навыками ножевого боя, поэтому мог избрать методы защиты менее травмирующие.

Использование оружия для самообороны составляет большую долю судебных дел по необходимой обороне. Действующее законодательство предусматривает право граждан приобретать средства самообороны различных видов. При этом ни одним нормативно-правовым актом не регламентируется порядок и случаи применения. В связи с этим правоприменительную практику по правомерности использования оружия самообороны в различных ситуациях формируют судебные решения. Опыт показывает, что суды ориентируются на мнения коллег и выносят аналогичные решения по делам о необходимой обороне по схожим ситуациям. Например, гражданин С. использовал травматический пистолет, принадлежащий ему на законных основаниях, против наркомана, напавшего на него. В результате нападавший получил несколько ранений, причинивших его здоровью вред средней степени тяжести. Суд посчитал действия С. превышающими пределы необходимой обороны, так как всё происходило в дневное время на улице при большом скоплении людей, тем самым С. создавал угрозу для большого числа людей. В обзорах судебной практики можно найти множество аналогичных решений по схожим делам.

Несколько неоднозначный подход у судебных органов сложился к рассмотрению дел, когда гражданин причинил вред лицу, совершившему противоправное деяние в отношении имущества обороняющегося. Например, гражданин Д. прострелил ногу гражданину К., попытавшемуся похитить мотоцикл Д. Суд посчитал действия Д. выходящими за пределы необходимой обороны, так как своими действиями К. не создавал угрозу жизни Д.: он зашел во двор, подошел к мотоциклу и стал выводить его на улицу. Д. увидел действия К. в окно и, схватив ружье, выстрелил в него, предварительно не сделав предупреждающий выстрел или окрик.

В данной ситуации противоправность действия обороняющегося очевидна, но далеко не всегда ситуация так однозначна. Так, сторож гаражного кооператива заметил неизвестного, который вскрывал гараж. Подойдя ближе, сторож окрикнул взломщика, тот, обернувшись, замахнулся на сторожа монтировкой. Сторож уклонился от удара и выстрелил из травматического пистолета в грудь пострадавшего. Суд посчитал действия сторожа правомерными, так как в действиях злоумышленника была явная угроза жизни.

Таким образом, судебная практика по делам, связанным с использованием средств самообороны, показывает, что ситуации применения данных средств относятся к необходимой обороне только в том случае, если действия злоумышленника перешли от посягательства на имущество к посягательству на жизнь.

Совет: при использовании оружия для самообороны необходимо избегать принципа: «Достал – стреляй!», во многих ситуациях демонстрация нападающему оружия останавливает его, если же вид оружия не испугал злоумышленника, то необходимо произвести предупредительный выстрел, и только если и это не останавливает нападающего, можно открыть огонь на поражение, стараясь повредить не жизненно важные органы.

Важно отметить, что в большинстве случаев судебная практика по необходимой обороне тесно пересекается с правоприменительной практикой по другим категориям дел. Например, судебная практика по делам об убийстве содержит множество дел, вытекающих из совершения действий, расцениваемых лицами, их совершившими, как необходимая оборона.

Также примеры действий, расцениваемых как необходимая оборона, можно найти в делах об изнасиловании, о разбойных нападениях и т.д. Что делает объем правоприменительной практики по необходимой обороне довольно внушительным. В определенной степени это положительно сказывается на качестве правосудия, так как практика рассмотрения судами самых разнообразных дел позволяет детально проанализировать различные ситуации, и тем самым обеспечить максимальную законность и справедливость судебного решения.

Но, не смотря на разнообразие судебной практики по необходимой обороне, опыт показывает, что в большинстве случаев рассмотрение подобных дел носит затяжной характер, и далеко не всегда суд выносит очевидное решение.